Вознаграждение арбитражного управляющего при банкротстве: расчет суммы и обязанности по выплате

Вознаграждение арбитражного управляющего при банкротстве: расчет суммы и обязанности по выплате Коробкова Катерина Автор статьи Юрист сайта Правовед.RU

Развитие института банкротства в последнее время привело к увеличению количества арбитражных управляющих. Арбитражный управляющий в процедуре — это и руководитель, и контролер за деятельностью Должника и специализированный субъект, к которому предъявляются многочисленные, а порой, завышенные требования.

Нередко складывается впечатление, что деятельность арбитражного управляющего крайне прибыльна, однако, анализируя законно установленные основания для получения вознаграждения, а также количество механизмов для «изъятия» денежных средств у арбитражных управляющих, деятельность последних вырисовывается уже не столь радужно.

В соответствии с частью 1 ст. 20.6 Закона о банкротстве арбитражный управляющий имеет право на вознаграждение, а кроме того на возмещение расходов, которые понесены управляющим при осуществлении полномочий в рамках дела о банкротстве.

Для арбитражного управляющего при банкротстве юридического лица вознаграждение в виде фиксированной части составляет 30 тысяч рублей в месяц (за исключением ряда процедур), для финансового управляющего при банкротстве должника физического лица — 25 000 руб. единовременно за проведение процедуры.

Не очень привлекательно в финансовом плане. Сравним данные цифры с официальными данными по среднемесячной номинальной начисленной заработной плата в расчете на одного работника по региону Новосибирская область.

Растениеводство и животноводство, охота и предоставление соответствующих услуг в этих областях (ОКВЭД 1) 18775,8
Добыча сырой нефти и природного газа (ОКВЭД 6) 57945,2
Добыча металлических руд (ОКВЭД 7) 39952,5
Добыча прочих полезных ископаемых (ОКВЭД 8) 33478,8
Предоставление услуг в области добычи полезных ископаемых (ОКВЭД 9) 60577,4
Производство пищевых продуктов (ОКВЭД 10) 27207,1
Производство напитков (ОКВЭД 11) 43978,5
Производство табачных изделий (ОКВЭД 12) 81317,7
Производство резиновых и пластмассовых изделий (ОКВЭД 22) 24340,0
Производство прочей неметаллической минеральной продукции (ОКВЭД 23) 28288,3
Производство металлургическое (ОКВЭД 24) 45949,6
Производство готовых металлических изделий, кроме машин и оборудования (ОКВЭД 25) 28250,2
Производство компьютеров, электронных и оптических изделий (ОКВЭД 26) 41804,2
Обеспечение электрической энергией, газом и паром; кондиционирование воздуха (ОКВЭД 35) 35464,1
Забор, очистка и распределение воды (ОКВЭД 36) 24589,8
Сбор и обработка сточных вод (ОКВЭД 37) 17199,1
Сбор, обработка и утилизация отходов; обработка вторичного сырья (ОКВЭД 38) 25193,8
Строительство зданий (ОКВЭД 41) 26053,5
Деятельность библиотек, архивов, музеев и прочих объектов культуры (ОКВЭД 91) 25659,1
Деятельность в области спорта, отдыха и развлечений (ОКВЭД 93) 37419,

В центральных регионах показатели средней заработной платы по отраслям еще выше.

Указанное свидетельствует, что само по себе фиксированное вознаграждение не представляется заманчивым с точки зрения экономического стимулирования управляющих. Безусловно, что экономическим стимулом для арбитражных управляющих должны являться проценты.

Проценты выплачиваются управляющему в 2 случаях: в случае погашения реестра (в зависимости от размера погашенных требований) и погашение реестра за счет средств, полученных от привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц.

Размер процентов, причитающихся управляющему зависит от категории должника (юридическое лицо или физическое лицо), а также от процедуры, за которую будет начисляться вознаграждение.

Сумма процентов, причитающаяся управляющему при погашении требований кредиторов составляет — 3-7 % при удовлетворении требований кредиторов в рамках конкурсного производства для юридических лиц; семь процентов для финансового управляющего в случае исполнения гражданином плана реструктуризации; семь процентов в случае введения процедуры реализации имущества гражданина.

Нельзя сказать, что это доходный механизм с учетом данных о погашении требований кредиторов в рамках процедуры банкротства. Так, по сведениям за 4 квартал 2018 года размер погашенных требований составил 4 % от реестровых требований.

Можно, конечно, указать на то, что арбитражные управляющие плохо работают, однако, возможно, разгадка не в самых действенных механизмах Закона о банкротстве, которые усложняют работу управляющего. Очевидно, говорить о том, что процентная часть вознаграждения управляющего составляет какой-то значительный экономический пласт – нельзя.

Дополнительным бонусом является стимулирующее вознаграждение по результатам привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.

При определении размера такого стимулирующего вознаграждения необходимо помнить о следующем:

  1. При исчислении дополнительного вознаграждения требования кредиторов, удовлетворенные за счет денежных средств, поступивших от привлечения контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности, исключаются.
  2. Размер стимулирующего вознаграждения составляет 30 процентов от суммы, поступившей в конкурсную массу суммы.
  3. Размер стимулирующего вознаграждения устанавливается в соответствии с Определением Арбитражного суда.
  4. Право на стимулирующее вознаграждение не безусловно

На фоне остального стимулирования размер данного вознаграждения выглядит достаточно заманчиво, если бы не одно большое НО. Субсидиарка должна поступить в конкурсную массу физическими денежными средствами, а это означает, что управляющий должен поработать за юриста, ищейку, коллектора – это как минимум.

Один раз отмерь, семь раз отрежь

Поскольку бытует мнение о солидных заработках арбитражных управляющих, законодатель и правоприменитель всеми силами изыскивает механизмы для недопущения излишнего обогащения арбитражных управляющих.

Инструментов для этого предостаточно. Многие из них – более действенны на фоне стимулирующих выплат.

Фиксированное вознаграждение Проценты Проценты за субсидиарную ответственность
Снижение правовая природа вознаграждения АУ носит частноправовой характер, встречный характер (пункт 1 статьи 328 ГК РФ). Ненадлежащее исполнение обязанностей со стороны управляющего — основание для пересмотра размера его вознаграждения.Критериями для снижения размера управляющего является: характер совершаемых действий, участие в оспаривании сделок должника, активность управляющего.К указанному требованию применяется общий срок исковой давности (статья 196 ГК РФ). Основания снижения процентов различны:- при установлении реальной стоимости активов.- затягивание процедуры со стороны управляющего при отсутствии на то должных причин и обоснований. Поскольку необоснованное затягивание приводит к увеличению размера текущих расходов. Размер стимулирующего вознаграждения может быть снижен, если будет установлено, что положительный результат в виде пополнения конкурсной массы является следствие не только (и не столько) активных действий управляющего, но и иных лиц, участвующих в деле о банкротстве.
Лишение Ненадлежащее исполнение обязательств в рамках процедуры;неосуществление полномочий В случае приостановления производства по делу о банкротстве – проценты не выплачиваются; В выплате стимулирующего вознаграждения может быть отказано, если арбитражный управляющий, привлеченные им специалисты не предпринимали меры, направленные на поиск контролирующих должника лиц и выявление их активов.Пассивная позиция управляющего – также основание для лишения стимулирующей выплаты.
Увеличение — за счет средств кредиторов, принявших решение о необходимости увеличения вознаграждения управляющего;- увеличение за счет средств должника при наличии определения арбитражного суда Для увеличения суду необходимо установить наличие следующих оснований: — наличие решения собрания кредиторов, либо мотивированного ходатайства участвующих в деле лиц; — наличие у должника достаточного количества средств; — подтверждение сложности и объемности проведенной управляющим работы.

Таким образом, исходя из практики правоприменения даже фиксированное вознаграждение арбитражного управляющего не является для него гарантированным.

Учитывая, что вознаграждение управляющего носит встречный характер относительно обязанностей, которые он исполняет в соответствии с законом о банкротстве, следовательно, ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим своих обязанностей – является основанием для снижения размера вознаграждения (либо лишения такого вознаграждения в полном объеме) (п.1 ст.20.4, п.4 ст.20.6 Закона о банкротстве).

Стоит отметить также, что при начислении фиксированной суммы вознаграждения в период расчета не включается период с даты подачи конкурсным управляющим ходатайства о завершении конкурсного производства до даты внесения в ЕГРЮЛ записи о ликвидации, так как по общему правилу в этот период конкурсный управляющий не совершается каких-то действий в рамках процедуры.

Вместе с тем, в случае, если в указанный период арбитражный управляющий выполнял какие-то функции, объективно необходимые в данной процедуре, ВС РФ указал на право арбитражного управляющего требовать уплаты вознаграждения за такой период.

В частности, в данном деле конкурсный управляющий участвовал в судебных заседаниях по вопросам обжалования определения о завершении конкурсного производства, то вознаграждение взыскивается в его пользу по правилам статей 110-112 АПК РФ с лиц, проигравших соответствующие судебные споры.

Суд сделал следующий вывод о наличии у арбитражных управляющих права требовать уплаты вознаграждения: при доказанности участия конкурсного управляющего в судебных заседаниях, что подразумевает хотя бы минимальные трудозатраты, поскольку в такой ситуации лишение его вознаграждения в полном объеме противоречило бы как требованиям Закона о банкротстве, так и конституционным гарантиям на вознаграждение за труд.

Вместе с тем вышестоящий суд строго следит за недопущением малейшего стимулирования упарвляющих не по правилам закона о банкротстве: в частности, ВС РФ запретил устанавливать дополнительное вознаграждение управляющим по результатам торгов.

Получить вычет: игра началась

Любые изменение в законодательство, безусловно, имеют экономическую подоплеку. Не случайны изменения в Закон о банкротстве, в части изменения статуса арбитражных управляющих, которые перестали быть индивидуальными предпринимателями, а стали лицами, осуществляющими профессиональную деятельность.

Что это означает в денежном выражении? Всего лишь то, что теперь арбитражные управляющие платят 13 % со своих доходов.

Доходы гражданина, полученные от ведения им профессиональной деятельности подлежат обложению налогом на доходы физических лиц. В отношении таких доходов не подлежит применению упрощенная система налогообложения.

Арбитражный управляющий имеет право на применение профессионального налогового вычета по правилам ст. 221 НК РФ и вправе уменьшить сумму доходов, от осуществления своей деятельности на профессиональный налоговый вычет в сумме расходов, фактически понесенных им при исполнении возложенных на него обязанностей в указанном деле о банкротстве.

Таким образом, фактически произведенные и документально подтвержденные расходы могут быть включены арбитражным управляющим в состав профессиональных налоговых вычетов только в случаях, когда такие расходы понесены в целях осуществления деятельности в качестве арбитражного управляющего.

Читайте также:  Как вернуть переплату по налогам физических лиц через личный кабинет налогоплательщика
Расход Суть Практика Примечание
Расходы на автомобиль По мнению налогового органа, расходы арбитражного управляющего на покупку личного автомобиля, а также затраты на ОСАГО и КАСКО нельзя учесть при применении профессионального вычета.Однако если арбитражный управляющий использует личный автомобиль в служебных целях, связанных с исполнением обязанностей в деле о банкротстве, они могут быть учтены в составе профессионального налогового вычета. Однако, такие расходы и связь с профессиональной деятельностью нужно будет подтвердить. Текст документа приведен в соответствии с публикацией на сайте https://www.nalog.ru по состоянию на 14.08.2017.Информация ФНС России»ФНС России разъяснила порядок учета расходов при покупке или использовании личного автомобиля арбитражного управляющего»
АУ имеют право только на документально подтвержденные вычеты и не могут воспользоваться правилом о применении вычета в размере 20% В силу прямого указания законодателя на невозможность применения вычета в размере 20% к отдельным категориям лиц, в том числе и к арбитражным управляющим, наравне с лицами, осуществляющими адвокатскую деятельность, арбитражные управляющие могут применять профвычеты только на сумму документально подтвержденных расходов, связанных со своей профессиональной деятельностью. Постановление АС Поволожского округа Дело № А55-11701/2016 от 13 апреля 2017 года.Определение ВС РФ от 10.10.2017 года 306-КГ17-9653
Затраты на ведение процедуры банкротства — Затраты от участия в СРО арбитражных управляющих;- Затраты по ведению процедуры на проведение процедуры банкротства

Вс решал, сколько получит «пассивный» арбитражный управляющий — новости право.ру

В сентябре 2017 года Наталью Барышеву признали банкротом, а в третью очередь реестра с требованием в 9 млн руб. включился единственный кредитор, банк «Союз» (№ А41-36090/2017). Барышева сама предоставила план реструктуризации долгов. Она объяснила, что сможет рассчитаться с кредитором за 2 года.

Для этого будет сдавать в аренду три жилых дома, которые находятся в залоге у «Союза», а еще отдавать часть своей зарплаты. Финуправляющий Екатерина Голубович была против реструктуризации, она считала более эффективным продать имущество должницы.

Но АС Московской области согласился с Барышевой и в августе 2018-го утвердил ее план.

В итоге банкрот смогла погасить долг перед банком «Союз» до апреля 2020 года. После этого ее финансовый управляющий обратился с ходатайством о завершении процедуры, а еще потребовал 7% от суммы удовлетворенных кредиторских требований – 636 666 руб.

Голубович объяснила, что такой процент для управляющего предусмотрен, если должник исполняет утвержденный судом план реструктуризации долгов (согласно п. 17 ст. 20.6 Закона «О банкротстве» «Вознаграждение арбитражного управляющего в деле о банкротстве»).

 

Важна ли активность управляющего?

АС Московской области производство по делу о несостоятельности прекратил, а во взыскании процентов Голубович отказал.

Первая инстанция решила, что план реструктуризации должник исполнил без активного участия управляющего: сделки она не оспаривала, имущество не реализовывала, а деньги для погашения долга искала сама Барышева.

Таким образом за всю процедуру финансовый управляющий получил только фиксированную часть вознаграждения – 25 000 руб. Апелляция с такой позицией согласилась, а кассация оказалась другого мнения. 

Legal Digest Драка на работе и общий долг супругов: интересные дела ВС

АС Московского округа решил, что у судов не было оснований для отказа в установлении процентов. Суд сослался на постановление Пленума ВАС от 25 декабря 2013 года № 97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве». 

Согласно п. 5 этого документа уменьшить вознаграждение управляющему можно, если он ненадлежащим образом исполнял свои обязанности. Таких замечаний к работе управляющего не оказалось, поэтому суд взыскал в пользу Голубович 636 666 руб. С этим решением не согласилась Барышева и обратилась в Верховный суд. 

«Завтра таких споров будут сотни»

16 августа 2021 года спор рассмотрела «тройка» судей ВС: Екатерина Корнелюк, Иван Разумов, Денис Капкаев. Ольга Кацай, которая представляла интересы Барышевой, начала с того, что проценты по вознаграждению – это стимулирующая часть, поэтому их нельзя выплачивать по умолчанию. Важно учитывать активность финансового управляющего. 

Максим Доценко, председатель экспертного совета Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих, который представлял интересы Голубович, сказал, что фактически должник предлагает ввести новое основание для снижения вознаграждения. Он заметил, что сейчас Госдума рассматривает похожий законопроект. Согласно ему в ст. 20.

6 Закона «О банкротстве» должен появиться новый пункт: процент по вознаграждению можно снизить, если удастся доказать несоразмерность вклада АУ. Пока эта инициатива не прошла ни одного чтения. А введение в действие такого рода нормы – компетенция законодателя, а не ВС, полагает Доценко. Он считает, что сейчас ст. 20.

3 Закона «О банкротстве» четко устанавливает размер процентов и предусматривает его увеличение или уменьшение. 

 «Я опасаюсь больше всего, что если будет удовлетворение жалобы, то это станет толчком для подобных споров. Завтра этих споров окажется сотни, если не больше», – предостерег Доценко.

Практика Получит ли временный управляющий вознаграждение: решение ВС

«В нашей ситуации управляющий не имеет права претендовать на это вознаграждение, потому что план реструктуризации должник исполнил самостоятельно без какого-либо участия со стороны финансового управляющего», – стояла на своем Кацай. Более того, управляющий был против реструктуризации, уточнила юрист. 

Проведя финансовый анализ, управляющий решил, что восстановление платежеспособности должника невозможно. А потом и в судебном заседании возражал против утверждения плана, который предложила Барышева. В этом случае 636 666 руб.

– это незаслуженное вознаграждение, заключила юрист. Такие проценты можно было выплатить, если бы план реструктуризации предусматривал реализацию залогового имущества или взыскание дебиторской задолженности.

То есть если бы управляющий делал бы хоть что-то, Голубович же «никак не помогла должнику».

Второй представитель Голубович, Андрей Рыжов, объяснил, почему ее доверитель была против плана реструктуризации, который предоставил банкрот.

По его словам, должник не предоставил необходимые документы о своем финансовом положении. А из анализа тех сведений, которые были известны, Голубович сомневалась в эффективности плана.

В том числе потому, что основа финансирования – сдача в аренду залогового имущества.

Судья ВС: «Помочь, а не наказать его за бедность»

Разумов объяснил, что фактически суть претензии сводится к тому, что управляющий как профессионал должен прийти и оказать содействие должнику, помочь выбраться ему из финансового кризиса. И эта глобальная цель не была достигнута. 

Управляющий должен помочь должнику, а не наказать его за бедность, подчеркнула Корнелюк.

По словам Разумова, время показало, что должник был прав и он смог рассчитаться с единственным кредитором. «Если антикризисный менеджер изначально выбрал неправильный путь, то должен получить вознаграждение?», – спросил Разумов.

Must-read Сделка с проституткой и заседание в коровнике: истории арбитражных управляющих

Рыжов настаивал, что финуправляющий должна получить процент, так как на протяжении всей процедуры исполняла обязанности, которые возложены на нее по закону.

«Управляющий, что, должен придумывать себе обязанности? Как он должен работать?», – возмутился Рыжов. «Два года Голубович несла ответственность за залоговое имущество.

Если бы дом сгорел, поверьте мне, суд запросто взыскал бы убытки именно с финансового управляющего», – сказал Рыжов. 

«Роль управляющего конкретно в этой процедуре – это роль «сторожа». Он сохранил имущество, а после того, как он все это сделал, ему говорят: «Слушай, ну ничего не пропало и вознаграждение не получишь!», – негодовал Рыжов.

«То есть вы считаете, что процентное вознаграждение оно как раз выплачивается за исполнение обязанностей, предусмотренных законом? А фиксированное вознаграждение тогда за что выплачивается?» – спросил Капкаев.

«25 000 руб., из которых вычитаются налоги и взносы СРО?» – ответил вопросом на вопрос Рыжов.

  • «Это зарплата для некоторых людей в месяц», – заметила Корнелюк.
  • «Но это зарплата не раз в три года», – возмутился Рыжов.
  • «Но у вас и не один должник», – стояла на своем Корнелюк.

Капкаев резюмировал, что, по мнению представителей Голубович, процент управляющему положен и без активных действий. Рыжов это подтвердил. После чего коллегия ненадолго удалилась в совещательную комнату.

Выйдя из нее, Корнелюк огласила решение коллегии: акт кассации отменить, а решения первой инстанции и апелляции оставить в силе.

То есть ВС поддержал позицию, что при пассивном поведении управляющий не получит «стимулирующую часть» вознаграждения. 

  • Банкротство
  • Верховный суд РФ
  • Экономколлегия ВС

Вс разбирался, на какой период распространяется право конкурсного управляющего на вознаграждение

Арбитражный суд Московской области признал общество «Латент Плюс» банкротом. В отношении компании было открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Владимир Корнев.

26 декабря 2016 г. конкурсное производство по делу было завершено определением суда. Спустя некоторое время это решение было обжаловано в апелляционном порядке налоговой инспекцией. Только 16 мая 2017 г.

Десятый арбитражный апелляционный суд прекратил производство по жалобе в связи с пропуском срока апелляционного обжалования.

При этом в заседании по рассмотрению апелляционной жалобы участвовал представитель Владимира Корнева. 

После этого он обратился в суд с заявлением о взыскании с инспекции ФНС вознаграждения конкурсного управляющего в размере около 140 тыс. руб. за период с 26 декабря 2016 по 15 мая 2017 г., а также 60 тыс. руб. судебных расходов на оплату услуг представителя.

Читайте также:  Мировое соглашение на стадии исполнительного производства: порядок заключения и утверждения

Арбитражный суд Московской области удовлетворил исковые требования частично, взыскав с инспекции 30 тыс. руб. в качестве вознаграждения управляющего и 60 тыс. руб. судебных расходов. При этом суд  руководствовался п. 3 ст. 20.6 Закона о банкротстве с учетом разъяснений, данных в п.

2 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 декабря 2013 г. № 97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве», ст. 106, 110 АПК РФ, п. 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г.

№ 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

Апелляция отменила определение суда первой инстанции и отказала в удовлетворении исковых требований, суд округа оставил это решение без изменения.

Суды пришли к выводу, что в спорный период обязанности конкурсного управляющего не исполнялись, объем и сложность судебного дела по рассмотрению апелляционной жалобы не требовали привлечения стороннего лица, а само привлечение представителя не было направлено на достижение целей банкротства должника. Все это исключает возмещение расходов и уплату вознаграждения арбитражного управляющего.

Не согласившись с таким выводом, Владимир Корнев обратился с жалобой в Верховный Суд. Судебная коллегия по экономическим спорам, изучив материалы дела, пришла к выводу, что решения нижестоящих судов частично подлежат отмене, и вынесла Определение № 305-ЭС18-2312.

Судебная коллегия напомнила, что согласно Закону о банкротстве арбитражный управляющий в деле о банкротстве имеет право получать вознаграждение в виде фиксированной суммы и суммы процентов за счет средств должника, если иное не предусмотрено законом. Размер фиксированной суммы составляет 30 тыс. руб. в месяц. 

Согласно п. 2 упомянутого выше Постановления ВАС РФ № 97 фиксированная сумма вознаграждения выплачивается за каждый месяц осуществления полномочий арбитражного управляющего с даты принятия судебного акта об утверждении лица арбитражным управляющим. Выплата по общему правилу прекращается с завершением конкурсного производства. 

При этом в фиксированную сумму вознаграждения не включается период с даты подачи конкурсным управляющим ходатайства о завершении конкурсного производства и до даты внесения в ЕГРЮЛ записи о ликвидации должника, поскольку в этот период конкурсный управляющий не осуществляет каких-либо действий, связанных с процедурами банкротства. Но, как указал ВС, если в это время конкурсный управляющий был вынужден осуществлять свои полномочия, то ему может выплачиваться фиксированная сумма вознаграждения. В частности, если конкурсный управляющий участвовал в судебных заседаниях по вопросам обжалования определения о завершении конкурсного производства, вознаграждение взыскивается в его пользу по правилам ст. 110–112 АПК РФ с лиц, проигравших соответствующие судебные споры. Учитывая объем и сложность работы конкурсного управляющего, суд может уменьшить размер вознаграждения.

«При этом конкурсный управляющий может участвовать в судебных заседаниях как лично, так и через представителя. В последнем случае услуги представителя конкурсный управляющий оплачивает за свой счет, в том числе и за счет полученного фиксированного вознаграждения», – указано в определении ВС. 

Поскольку Владимир Корнев через своего представителя участвовал в судебном заседании апелляционного суда по рассмотрению жалобы налоговой службы на определение о завершении конкурсного производства, то оснований для вывода о том, что в спорный период он не исполнял обязанности конкурсного управляющего, у апелляционного и окружного судов не имелось, указала Судебная коллегия, постановив отменить их решения в этой части и направить этот вопрос на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. 

При этом в части возмещения судебных расходов ВС указал, что по существу требования были предъявлены к должнику, а не лично к конкурсному управляющему. Не будучи стороной спора, Владимир Корнев не имел права взыскивать судебные расходы в свою пользу. 

Суд отметил, что после завершения конкурсного производства у Владимира Корнева имелся выбор: он мог либо самостоятельно участвовать в судебных заседаниях и получить вознаграждение исходя из объема фактически выполненной работы, которая, как правило, сводится к представительству, либо привлечь за счет данного вознаграждения третьих лиц, освободив тем самым себя от личного участия в процессе. Одновременное взыскание и суммы вознаграждения, и суммы понесенных управляющим расходов на представителей ведет к двойной оплате одних и тех же действий. Таким образом, в этой части решения нижестоящих судов оставлены без изменения.

Комментируя решение ВС, финансовый управляющий Алексей Леонов назвал достаточно распространенными ситуации, когда арбитражный управляющий вынужден осуществлять свои полномочия уже после завершения конкурсного производства.

В основном это касается необходимости участия в судебных процессах в том числе за рамками дела о банкротстве.

Поэтому эксперт положительно оценил, что Суд подтвердил право арбитражного управляющего на вознаграждение в указанных случаях.

В то же время он отметил вывод о том, что арбитражный управляющий может участвовать в судебных заседаниях как лично, так и через представителя, однако в последнем случае услуги представителя арбитражный управляющий оплачивает за свой счет.

Как считает Алексей Леонов, с учетом обстоятельств конкретного дела данный вывод Судебной коллегии представляется безусловно верным и справедливым. «Однако прецедентообразующее значение данного судебного акта для отрасли в целом представляется скорее негативным.

Фактически арбитражный управляющий ограничивается в возможности привлекать для участия на данной стадии дела о банкротстве профессиональных представителей, поскольку оплата их труда будет производиться за счет его фиксированного вознаграждения (для конкурсного производства это 30 тыс. руб. в месяц)», – отметил он.

Подобное вознаграждение, по мнению эксперта, представлялось бы нормальным для одного судебного процесса, как это было в рассмотренном деле, однако в более сложных делах такой вывод Судебной коллегии был бы явно несправедливым, считает эксперт: «В сложных делах арбитражный управляющий не может лично вести все судебные процессы. В подобных случаях задача арбитражного управляющего, как правило, состоит в координации работы профессиональных представителей».

Алексей Леонов считает недопустимым лишение арбитражного управляющего по таким делам права на самостоятельное гарантированное законом фиксированное вознаграждение, а также возложение на него обязанности за счет этого вознаграждения финансировать работу профессиональных представителей.

«Очевидно, что одновременное взыскание и суммы вознаграждения, и суммы понесенных управляющим расходов на профессиональных представителей в подобных случаях не может рассматриваться двойной оплатой одних и тех же действий.

Поэтому судам еще предстоит дать окончательные ответы на указанные вопросы, возникающие в практической работе арбитражных управляющих», – заключил он.

Как отметил партнер юридической компании «Дювернуа Лигал» Александр Арбузов, несмотря на то, что вопрос о возможности выплаты конкурсному управляющему вознаграждения после подачи им ходатайства о закрытии конкурсного производства достаточно подробно описан в законе и Постановлении Пленума ВАС РФ № 97, на практике суды все равно по-разному решают данный вопрос. 

«Чаще всего, когда управляющему приходилось после подачи ходатайства заниматься какими-либо судебными процессами, вознаграждение ему присуждалось, но в уменьшенном размере ввиду того, что объем работ в этот период все же меньше, чем обычно (например, постановление АС Волго-Вятского округа  по делу № А28-770/2002, постановление АС Северо-Западного округа по делу № А66-693/2014)», – пояснил эксперт.

По его мнению, ВС вносит определенность и единообразие в этот аспект и при этом призывает суды строже подходить к требованиям конкурсных управляющих о выплате вознаграждений и компенсаций расходов за период после подачи ходатайства о закрытии производства, разбираться в их обоснованности и избегать двойного возмещения в виде вознаграждения управляющему, фактически делегировавшему свою работу по представительству в суде третьим лицам, и расходов на услуги данных третьих лиц. «До этого суды относились к взысканию расходов проще – по схеме “расходы фактически подтверждены – взыскиваем”», – указал Александр Арбузов. 

«Суды будут более аккуратно подходить к исследованию степени вовлеченности арбитражных управляющих в работу после подачи ходатайства о закрытии банкротства, за которую они требуют вознаграждение. То есть будут нещадно снижать.

Возможно, что это не очень хорошо, так как управляющие и так не очень много получают за свою работу, учитывая характер работы и ответственность.

Кроме того, увеличится число случаев отказа в возмещении расходов на услуги других юристов, привлеченных управляющим», – спрогнозировал эксперт. 

  • Адвокат АП Кемеровской области Павел Кирсанов считает, что решение ВС стимулирует уполномоченный орган и кредиторов добросовестно пользоваться своими правами и обжаловать судебные акты только в том случае, если имеются очевидные основания для их отмены.
  • По словам адвоката, на сегодняшний день в практике достаточно часто приходится встречаться с ситуациями, когда уполномоченный орган или кредиторы злоупотребляют своими правами и без каких-либо серьезных оснований для обжалования все же обращаются в вышестоящий суд с жалобами на определения о завершении процедуры банкротства: «Указанные действия затягивают процедуру банкротства и влекут дополнительные расходы арбитражного управляющего».
  • «Что касается вопроса возмещения судебных расходов на оплату услуг представителя, то и в этой части судебная коллегия также сделала логичный вывод, что они не подлежат взысканию в пользу арбитражного управляющего, поскольку спор, рассматриваемый в апелляционной инстанции, касался требований, предъявленных к должнику, а не к арбитражному управляющему», – заключил Павел Кирсанов.
Читайте также:  Отмена ЕНВД в 2021 году – последние новости, варианты взамен

Вознаграждение арбитражного управляющего: плата за услуги или за осуществление публичных функций?

Тема вознаграждения арбитражного управляющего затрагивает интересы всех без исключения лиц, вовлеченных в процедуры, применяемые в делах о несостоятельности (банкротстве).

Как известно, вознаграждение управляющего выплачивается по общему правилу за счет имущества должника.

Соответственно, чем больше общий размер вознаграждения, тем меньшее количество средств остается на удовлетворение требований кредиторов, восстановление платежеспособности должника, на ликвидационные выплаты участникам.

14 февраля 2013 года на заседании Президиума ВАС РФ обсуждался проект постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах, связанных  с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве».

В ходе обсуждения на Президиуме ВАС РФ, казалось бы, сугубо практических вопросов судебной практики, возникла острая дискуссия, в основе которой лежат продолжающиеся не одно столетие научные споры относительно статуса арбитражного управляющего и природы его вознаграждения.

Каждый из участников банкротства, будь то должник или кредитор, действует только в своих интересах. Однако, при банкротстве реализация интереса одним участником неизбежно приведет к нарушению интересов других участников.

В связи с этим возникла необходимость участия в процедурах специального субъекта (арбитражного управляющего), который в своей деятельности учитывал бы интересы всех сторон.

Иными словами, деятельность арбитражного управляющего направлена на обеспечение баланса интересов всех участников процедур несостоятельности (банкротства). 

Можно было бы оставить теоретические споры относительно статуса арбитражного управляющего и характера получаемого им вознаграждения исключительно на откуп ученым, если бы не важные практические последствия, зависящие от соответствующей трактовки. От того, из какого подхода будет исходить ВАС РФ при подготовке обязательных для судов разъяснений, зависят ответы на следующие вопросы:

Более того, вопрос о том, является арбитражный управляющий представителем государства, имеет далеко идущие последствия с точки зрения принципиального вопроса о возможности возложения на РФ ответственности за ненадлежащие действия управляющего.

В частности, данный вопрос исследовался Европейским Судом по правам человека (ЕСПЧ) в деле Котов против России. По решению российского суда В.

Котову было отказано  в удовлетворении требований к арбитражному управляющему в связи с тем, что в деле о банкротстве коммерческого банка «Юрак» ему уже был предоставлен приоритет на возврат средств.

Одним из оснований отказа ЕСПЧ в удовлетворении требований истца к России являлся вывод суда о том, что по национальному законодательству 1990-х в России арбитражный управляющий не являлся представителем государства.

Прозвучавшие в ходе дискуссии в ВАС РФ основные  подходы к статусу арбитражного управляющего заключаются в следующем.

Согласно одной из точек зрения, арбитражный управляющий осуществляет публично правовые функции. Еще в 19 веке К.И. Малышев называл комиссара, осуществлявшего  во французском конкурсном процессе функции, сходные с функциями арбитражного управляющего, органом судебного надзора.

О публично-правовом статусе управляющего писал и Г.Ф. Шершеневич. Современные ученые, поддерживающие данную точку зрения, ссылаются, прежде всего, на то, что арбитражный управляющий назначается судом, и что осуществляемые им функции закреплены законом.

Исходя из этого, делается вывод о том, что вознаграждение арбитражного управляющего не является ни заработной платой, ни платой за оказание неких услуг.

Соответственно, обязательства должника или иных в предусмотренных законом случаях лиц по выплате вознаграждения арбитражному управляющему не являются денежными, и в случае просрочки их исполнения, не подлежат начислению проценты в порядке статьи 395 ГК РФ.

Другая точка зрения заключается в том, что  арбитражный управляющий оказывает лицам, участвующим в процедуре банкротства, некие специфические услуги, что позволяет применить к вопросам их оплаты нормы Гражданского кодекса РФ о возмездном оказании услуг и, частично, подряда. При таком подходе делается закономерный вывод о возможности начисления на сумму не выплаченного вознаграждения процентов в порядке статьи 395 ГК РФ. Немало сторонников данного подхода среди арбитражных управляющих.

Несмотря на то, что мнение о трудовом характере деятельности арбитражного управляющего не высказывалось в ходе заседания Президиума ВАС РФ, однако предметом обсуждения стала возможность выплаты вознаграждения в периоды временной нетрудоспособности управляющего.

То обстоятельство, что в действующей редакции ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» арбитражный управляющий определяется как лицо, осуществляющий профессиональную деятельность, и занимающееся частной практикой, также не позволяет дать однозначные ответы на вышеприведенные вопросы.

Между тем, несвоевременная выплата вознаграждения арбитражного управляющего имеет место практически во всех случаях введения в отношении должника процедур, применяемых в деле о банкротстве.

Наиболее распространенными причинами этого являются  недостаточность активов должника или невозможность своевременной реализации недвижимого или иного имущества.

Однако, нередки случаи, когда должник недобросовестно исполняет возложенную на него в процедурах наблюдения и финансового оздоровления обязанность по выплате вознаграждения арбитражному управляющему.

Более того, прозвучала и такая точка зрения, что подходы могут быть различными в зависимости от применяемой в деле о банкротстве процедуры.

В частности, было предложено рассмотреть возможность начисления процентов в случае несвоевременной выплаты вознаграждения арбитражного управляющего должником в ходе процедур наблюдения и финансового оздоровления, и применять иной подход во внешнем управлении и конкурсном производстве, когда органы управления должника отстранены, и возможность выплаты вознаграждения во многом определяется активностью самого арбитражного управляющего.

Как следует из текста Закона о банкротстве (ст. 20.6) допускается выплата арбитражному управляющему дополнительного вознаграждения по решению собрания кредиторов, то есть, его увеличения по сравнению с фиксированной суммой. Возможность уменьшения размера вознаграждения управляющего, а тем более его невыплаты, законодательством не предусмотрена. 

Между тем, случаи ненадлежащего исполнения или неисполнения обязанностей арбитражными управляющими достаточно распространены.

Как свидетельствует опубликованная на официальном сайте ВАС РФ статистика, из года в год растет количество рассмотренных судами жалоб на действия арбитражных управляющих и заявлений об их отстранении. Также на этом сайте размещены решения о дисквалификации только в 2012 году 19 арбитражных управляющих.

Мой личный опыт работы в качестве судьи, рассматривавшего, в том числе и дела о банкротстве, подтверждает, что большая часть жалоб на действия арбитражных управляющих была обоснованной.

Вышеизложенное очевидно свидетельствует о необходимости закрепления механизма защиты интересов лиц, вовлеченных в процедуры, применяемые в деле о банкротстве, не только в виде официальных разъяснений ВАС РФ, но прежде всего в законодательной форме.

Основная идея рабочей группы, подготовившей проект постановления Пленума ВАС РФ, заключается в том, что в случае ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей, сумма вознаграждения за соответствующий период может рассматриваться в качестве убытков.

Более того, в случае обращения арбитражного управляющего, уклонявшегося от осуществления своих полномочий, с заявлением о взыскании вознаграждения, соответствующее лицо (должник, заявитель) вправе предъявить встречное требований о взыскании убытков.

При таких обстоятельствах при полном или частичном удовлетворении первоначального и встречного требований суд производит процессуальный зачет.

Трудно согласиться с мнением, высказанным в ходе заседания Президиума ВАС РФ представителем сообщества арбитражных управляющих, относительно недопустимости каких-либо исключений ввиду императивного характера ст. 20.6, устанавливающей право управляющих на получение процентов и их размер.

Например, в ситуации, когда производство по делу о банкротстве было прекращено в связи с исполнением обязательств третьим лицом.

Как показывает мой личный опыт рассмотрения дел о банкротстве и участия в них в качестве представителя одной из сторон, каких-либо личных заслуг арбитражного управляющего в успешном завершении процедуры в случае исполнения обязательств должника третьим лицом, за редким исключением нет.

В связи с этим, предложенный рабочей группой ВАС РФ подход о том, что в подобных случаях проценты не подлежат выплате, представляется обоснованным. Исключение составляют случаи восстановления платежеспособности должника в ходе финансового оздоровления или внешнего управления, когда положительный эффект возможен в результате деятельности арбитражного управляющего.

Не секрет, что во многих случаях, сумма балансовых активов не соответствует действительной стоимости имущества должника. На наш взгляд, формальный подход к исчислению процентов не должен иметь место, поскольку это может привести к существенному уменьшению конкурсной массы должника и нарушить интересы лиц, вовлеченных в процедуру банкротства.

На наш взгляды довод некоторых арбитражный управляющих о том, что термин «действительная стоимость» не корректен и во всех случаях необходимо исходить из суммы активов, зафиксированной в балансе, не выдерживает критики. На протяжении многих лет понятие действительной стоимости успешно применяется при рассмотрении корпоративных споров, связанных с выплатой стоимости доли выбывшим из ООО участникам.

Как известно, сумма процентов конкурсного управляющего зависит от размера удовлетворенных требований, включенных в реестр требований кредиторов должника.

На наш взгляд, очевидно, что суммы от реализации заложенного имущества, подлежащие направлению на оплату текущих платежей (5 или 10% в соответствии с п. 1 ст. 138 и п. 2 ст.

138 Закона о банкротстве) не должны учитываться при исчислении процентов по вознаграждению конкурсного управляющего. 

Подводя итог состоявшемуся в ВАС РФ обсуждению, необходимо отметить что в скорейшем появлении постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве» заинтересован широкий круг лиц, и что решение практических проблем напрямую зависит от более глубокой и комплексной теоретической проработки статуса арбитражного управляющего и природы его вознагарждения.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *