Субсидиарная ответственность при банкротстве: судебная практика

Субсидиарная ответственность при банкротстве: судебная практика

Правоприменительная тенденция такова, что через несколько лет суд будет удовлетворять практически каждое заявление о привлечении бенефициаров к субсидиарной ответственности. Все фото: «Современная защита»

Законодатель ужесточил порядок привлечения руководителей и учредителей юридических лиц к ответственности по долгам организаций

Тенденции по правоприменению законодательства о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих предприятие лиц диктуют бизнесу новые правила игры, несоблюдение которых чревато как для руководителей, так и для учредителей потерей всего личного имущества.

Суд «переходит на личности»

В России резко выросло число решений по удовлетворению судами заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности директоров и собственников бизнеса. За год, по данным реестра банкротов, число поданных в суды заявлений о привлечении выросло почти в полтора раза, число удовлетворенных — вдвое, а сумма привлечения — втрое.

За прошлый год более двух тысяч предпринимателей заставили нести ответственность за долги организаций своим личным имуществом.

«Линия на повышение ответственности собственников поддерживается и направляется Верховным судом, — отметил говорит Владимир Ханов, руководитель юридической практики компании «Современная защита» в Казани. — Так, недавно высшая судебная инстанция разрешила доказывать возможность субсидиарной ответственности с помощью косвенных доказательств фактического контроля должника».

Субсидиарная ответственность при банкротстве: судебная практика

Владимир Ханов уверен, что предусмотрительность предпринимателя и экспертиза юридической компании могут свести риски субсидиарной ответственности к нулю

Когда и за что привлекают

Если раньше суды по субсидиарной ответственности привлекали в основном бенефициаров компаний-банкротов на стадии конкурсного производства по причине непередачи документов, то теперь все чаще основанием для привлечения становится неподача или несвоевременная подача заявления должника о собственном банкротстве.

Эта тенденция диктуется изменениями в законодательстве о банкротстве, введенными в 2017 году, и расширившими основания привлечения к субсидиарной ответственности, а также уже сложившейся на текущий момент судебной практикой по данному вопросу.

«Если ранее предприниматель понимал, когда опасаться рисков привлечения к субсидиарной ответственности, теперь привлечь к ней может практически любой кредитор, если в компании есть задолженность в размере свыше 300 тыс.

 руб. со сроком давности более одного квартала, — рассказывает Ханов. — В случае привлечения в субсидиарную ответственность по этому основанию вменяются долги, возникшие после момента наступления неплатежеспособности».

По данным Центра taxCOACH, 40% исков связано с субсидиарной ответственностью за неподачу заявления о самобанкротстве.

Субсидиарную ответственность несут не только директора, но и контролирующие бизнес лица: собственники, главный бухгалтер. Практика их привлечения к ответственности уже четко сформирована.

«Важно понимать, что институт номинальных директоров мертв, — подчеркивает руководитель юридической практики компании «Современная защита» в Казани. — Предполагать, что проблемное юрлицо можно будет «увести» в другой регион или продать номиналу уже не приходится.

Налоговая наработала большую практику, которая «похоронила» популярный ранее способ ликвидации проблемных фирм».

Субсидиарная ответственность — новый и модный спасательный круг для любых кредиторов, налоговой, банков. У нее нет пределов: оплате подлежат все непогашенные долги перед кредиторами.

При банкротстве для арбитражных управляющих «субсидиарка» — прекрасный способ заработка, так как вознаграждение самого арбитражного управляющего зависит от размера взысканных сумм, в связи с чем у последнего имеется особый интерес к активному привлечению к такой ответственности.

И если учредитель не будет привлечен к субсидиарной ответственности в рамках процедуры банкротства, это может быть сделано в рамках уголовного дела в виде компенсации ущерба, нанесенного, например, бюджету.

По закону, долги в рамках субсидиарной ответственности не могут быть списаны в рамках личного банкротства бенефициара. При этом кредиторы имеют «длинные руки» и при желании могут найти активы, зарегистрированные на членов семьи или даже бывшего супруга.

Субсидиарная ответственность при банкротстве: судебная практика

Если банкротство целесообразно, в «Современной защите» есть возможность снизить стоимость процедуры вдвое: с 400 тыс. до 200 тыс. руб.

«Расстрельная» должность

Исходя из темпов роста подач заявлений о привлечении к «субсидиарке», должность директора в компании, также, как и позиция ее учредителя, автоматически становятся «расстрельными».

К обычным стрессам и рискам добавляется ситуация неопределенности: бизнес не понимает новых правил игры.

По данным taxCOACH, 82% оспоренных сделок, вмененных предпринимателям в рамках субсидиарной ответственности связаны с попытками вывода активов.

То, что еще пять-семь лет назад расценивалось как разумный и необходимый шаг, сейчас оценивается сквозь призму нового, ужесточенного подхода.

«Тенденции, связанные с рисками субсидиарной ответственности, увеличивают ответственность предпринимателя, — уверен Владимир Ханов. — Определяющими для суда могут стать действия и решения, которые на момент принятия выглядели проходными, малозначимыми.

Одна из услуг, которую предлагает «Современная защита» — некая риск-карта, оценка привычных для компании и ее собственников действий в проекции.

В такой риск-карте даются рекомендации, какие моменты необходимо взять на контроль или исправить, прослеживаются несколько сценариев развития событий при использовании различных инструментов защиты».

  • «Современная защита» рекомендует: • не замещать одновременно должность директора и участника компании, — это в настоящее время только увеличивает риски субсидиарной ответственности; • бережно относиться к финансовой документации, в идеале — хранить у себя значимые документы; • ввести обязательное визирование документации бухгалтерами или юристами перед подачей на подпись директору для равномерного распределения ответственности;
  • • заказать финансовый анализ деятельности компании и риск-карту, что снизит число ошибок, которые могут стать непоправимыми в будущем.
  • Больше рекомендаций в блоге компании

«Если руководитель компании видит, что текущее положение дел в компании можно назвать предбанкротным, самая большая ошибка — «прятать голову в песок», — подчеркивает эксперт. — В «Современной защите» есть возможность провести предбанкротный анализ, пообщаться с опытными арбитражниками, чтобы увидеть для себя риски и их минимизировать».

Узнайте, есть ли в вашей компании риски банкротства

Если вероятность подачи иска кредитором оценивается как серьезная, юристы рекомендуют работать на опережение. «Есть возможность сделать банкротный процесс более лояльным к собственнику, управляемым, — сообщает Владимир Ханов. — Такая процедура позволит предпринимателю даже в самые тяжелые времена сохранить спокойствие и выйти победителем из самой сложной ситуации».

Опыт и технологии

По данным 2Гис, в Казани более 600 юридических компаний. Однако реально обладают компетенциями в вопросах банкротства компаний единицы.

Читайте также:  Как проверить отчисления в Пенсионный фонд и НДФЛ от работодателя

«Современная защита» за пять лет работы накопила глубокие экспертные знания и уникальные практики по банкротствам, связи в среде арбитражных управляющих.

Технологичность работы компании позволяет ей дисконтировать на ряде дорогостоящих процедур, например, снизить стоимость сопровождения банкротства практически вдвое.

Как вдвое снизить затраты на процедуру банкротства в Татарстане

В компании «Современная защита» уверены, что институт банкротства — важная составляющая экономической жизни страны и то, что процедура банкротства юрлица стала намного доступней, облегчает ведение бизнеса в стране.

«Важно, что доступность банкротства дает возможность каждому предпринимателю законно защищаться от кредиторов, а также снижает затраты и вероятность привлечения к субсидиарной ответственности», — отметил говорит Владимир Ханов, руководитель юридической практики компании «Современная защита» в Казани.

Получите консультацию специалиста по стратегии защиты от субсидиарной ответственности

Телефон: +7 (843) 211-80-75 метро Площадь Габдуллы Тукая, ул.Право-Булачная, д.35/2, оф. 211

Сайт компании «Современная защита»

Субсидиарная ответственность руководителя

Субсидиарная ответственность при банкротстве: судебная практика Бабкин Михаил Автор статьи Юрист сайта Правовед.RU

В народе иногда вспоминают выражение, которое однажды сказал Б. Франклин «Если одолжишь деньги врагу — то ты приобретешь друга; а одолжи деньги другу — и ты потеряешь его».

Проблема должника и кредитора всегда очень актуальна, но если дать другу сто рублей это одно, то обязательства, возникающие между юридическими лицами это совсем другое. Вот представим ситуацию, две фирмы заключили договор на несколько миллионов рублей по поставке какого-либо товара.

Первая фирма выполняет свои обязательства и перечисляет предоплату, при этом вторая просто «забывает» осуществить поставку, типичная ситуация. Когда дело доходит до спора, вторая фирма начинает «кормить завтраками», обещает в скором времени исполнить свои обязательства, но время идет и ничего не происходит.

Первая фирма подает в суд, взыскивает сумму предоплаты в несколько миллионов рублей, получает исполнительный лист и идет к приставу, где оказывается, что на второй фирме имущества нет, на счетах пусто, работники голодают без зарплаты, налоги не платятся, а коммуналку в офисе давно отключили за долги.

В общем, как с недавних пор говорят в народе — «денег нет, но вы держитесь».

В итоге, на руках есть решение суда, исполнительный лист, а по факту деньги ушли в «яму». Товара нет, денег нет, а зарплату, налоги, коммунальные услуги платить нужно.

И тут назревает вопрос: как бороться с недобросовестными контрагентами? Какие меры принять, чтобы все же вернуть свои деньги, особенно если фирма является «однодневкой», а генеральный директор вообще номинальная фигура? Как все же исполнить решение суда? В этом мы и будем разбираться в данной статье.

Что говорит Верховный суд РФ

Огромное количество фирм «однодневок» наносит серьезный ущерб по экономике в целом. При этом, директора и учредители практически не несут никакой ответственности за действие ООО и своим имуществом по долгам ООО не отвечают.

Однако, в нашем законодательстве есть такое понятие — «субсидиарная ответственность». Субсидиарная ответственность представляет собой ответственность директора, учредителя, либо иного лица, который непосредственно управлял ООО перед кредиторами за возникшие долги.

Если фирма не может вернуть деньги, то ответственность наступит для руководителя.

В конце 2017 года Верховный суд РФ обратил особое внимание на данную ситуацию.

С целью дополнительной защиты прав и законных интересов кредиторов, 21 декабря 2017 года было принято Постановление Пленума ВС РФ №53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих лиц к ответственности при банкротстве».

В данном Постановлении было четко расписано понятие «контролирующее должника лицо». Одной из главных особенностей признание лица контролирующим должника – это подтверждение фактического контроля над фирмой — должником, т.е. право давать обязательные для исполнения приказы и распоряжения.

Также, в Постановлении были отражены условия, при которых для контролирующего должника лица наступает субсидиарная ответственность за долги фирмы. Рассмотрим более подробно основные моменты.

В каком случае наступает субсидиарная ответственность

Итак, чтобы иметь возможность заставить руководителя или учредителя заплатить по неисполненным обязательствам фирмы, нужно наличие определенных оснований, которые отражены вПостановлении Пленума ВС РФ №53. К таким основаниям относятся:

  • Если лицо добровольно не подало заявление в Арбитражный суд о признании фирмы — должника банкротом. В силу п.1 ст. 9 ФЗ №127 «О несостоятельности (банкротстве)»руководитель задолжавшей организации обязан подать заявление в суд при наличии указанных в данном пункте оснований. Все они сводятся к тому, что должник уже не может исполнять имеющиеся обязательства в связи с отсутствием имущества, которое можно продать, чтобы вернуть долги кредиторам, слабая финансовая деятельность, отсутствие доходов и т.п. При этом, в силу п.2 ст. 9 ФЗ №127 на это дается один месяц. Таким образом, если руководитель уклоняется от подобной обязанности, то он рискует из своего кармана оплатить долги фирмы. Данная мера предусмотрена ст. 61.12. ФЗ №127 о банкротстве.
  • Если полное погашение требований кредиторов невозможно. Здесь все зависит от того, как контролирующее лицо осуществлял управление фирмой. Если при рассмотрении дела, суд решит, что фирма оказалась на грани банкротства из-за ошибочного управления и по вине руководителя, то такой руководитель может наравне с компанией — должником отвечать по имеющимся долгам. Например, директор решил купить 100 ящиков пива для реализации по цене 140 рублей за бутылку, когда средняя рыночная цена на такое пиво меньше 100 рублей, т.е. была заключена явная невыгодная сделка. Также, суд оценивает эффективность управление организацией.
  • Если руководитель умышленно не платит налоги. Неуплата налогов подразумевает крайне негативные последствия для организации. Из-за просрочки обязательного платежа наступает ответственность в виде пени, штрафа и т.п. Соответственно, если будет установлено умышленное уклонение от такой обязанности, что привело к ухудшению финансового состояния компании, то такое руководство смело можно привлекать к субсидиарной ответственности.
Читайте также:  Проведение открытого конкурса в электронной форме по 223-фз: законодательство, этапы, требования

Анализ судебной практики

Начнем с того, что в последнее время все чаще стали выноситься положительные решения для кредиторов. Это привело к тому, что недобросовестные руководители фирм — должников стали привлекаться к субсидиарной ответственности. Если верить официальной статистике, подставных фирм однодневок действительно становится меньше.

Особо успешно действуют налоговики, которые привлекают руководство к субсидиарной ответственности, инициируя в суде процедуру банкротства. Рассмотрим так же ряд судебных актов, относящихся к данному вопросу.

Согласно разъяснению суда, руководители фирм должны сами доказывать свою невиновность и то, что предпринимали разумные и обоснованные действия по эффективному управлению, если против них указаны обстоятельства против их добросовестности и действиям в ущерб фирме. В данном случае смело можно говорить о презумпции виновности. Такое разъяснение указал Верховный суд в своем Определении от 9 марта 2016 года N 302-эс14-1472 по делу N А33-1677/13.

Если «хозяева» фирмы должника не сочли нужным передать необходимую информацию конкурсному управляющему, то такое действие даст возможность привлечь их к субсидиарной ответственности. Об этом указано Арбитражным судом Белгородской области в своем решении по делу № А08-2321/2016 от 09.06.2016 года.

Иск о субсидиарной ответственности при банкротстве должника: право или обязанность управляющего

В рамках процедуры экономической несостоятельности (банкротства) у кредитора часто встает вопрос о привлечении ответственных (виновных) лиц должника к субсидиарной ответственности. Решение о предъявлении искового заявления по привлечению ответственных лиц должника к субсидиарной ответственности принимает управляющий при наличии на это оснований .

По завершении процедуры банкротства управляющий представляет суду отчет по итогам ликвидационного производства .

Суд рассматривает отчет и дает оценку, все ли мероприятия, предусмотренные планом ликвидации должника и законодательством, выполнены управляющим. Объем мероприятий определяется управляющим по согласованию с собранием кредиторов .

Соответственно и суд, определяя объем выполнения, опирается на мнение собрания кредиторов, т.е. определяет индивидуально, исходя из конкретных условий.

Принятие решения об утверждении плана ликвидации должника-юрлица либо плана прекращения деятельности должника-ИП и заявлении ходатайства об открытии ликвидационного производства отнесено к компетенции собрания кредиторов .

После завершения расчетов с кредиторами управляющий обязан представить в экономический суд отчет по итогам ликвидационного производства .

После рассмотрения судом отчета управляющего по итогам ликвидационного производства и признания его обоснованным, а также при отсутствии оснований для признания недействительными итогов ликвидационного производства экономический суд выносит определение о завершении ликвидационного производства .

Пример

Решением экономического суда ООО “Должник” признано банкротом с ликвидацией и в его отношении открыто ликвидационное производство, которое затем было продлено.

Антикризисным управляющим представлен суду отчет по итогам ликвидационного производства должника, из которого следовало, что все мероприятия и необходимые действия, предусмотренные планом ликвидации, выполнены в полном объеме, в связи с чем управляющий ходатайствовал перед судом о завершении ликвидационного производства.

По результатам рассмотрения отчета суд пришел к выводу о его обоснованности, отсутствии оснований для признания итогов ликвидационного производства недействительными и соблюдении управляющим требований Закона о банкротстве, в связи с чем суд завершил ликвидационное производство в отношении должника.

При рассмотрении представленного отчета суд исходил из того, что антикризисным управляющим выполнены все мероприятия, предусмотренные действующим законодательством и планом ликвидации. В частности, изучен вопрос о необходимости предъявления управляющим иска о привлечении виновных должностных лиц должника к субсидиарной ответственности.

Такая обязанность возникает не во всех без исключения случаях, а только при наличии для того оснований.

В отчете по итогам ликвидационного производства управляющим было указано об отсутствии оснований для привлечения учредителя должника, иного лица, в том числе руководителя, имеющих право давать обязательные для юрлица указания либо возможность иным образом определять его действия, к субсидиарной ответственности по долгам должника.

  • Также управляющим было составлено ходатайство об отсутствии оснований для привлечения ответственных лиц к субсидиарной ответственности по долгам должника, которое было рассмотрено на собрании кредиторов.
  • Собранием кредиторов было принято решение об утверждении ходатайства и отчета управляющего по итогам ликвидационного производства.
  • Таким образом, суд пришел к выводу о том, что ликвидационное производство подлежит завершению, так как все мероприятия, предусмотренные планом ликвидации, проведены, конкурсная масса отсутствует, возможность ее пополнения для удовлетворения требований кредиторов в настоящее время не усматривается и управляющим соблюдены все требования, предусмотренные Законом о банкротстве.
  • Решение суда было обжаловано в апелляционном и кассационном порядке, но оставлено в силе.

При этом суд кассационной инстанции дополнительно отметил, что, несмотря на то, что в соответствии с абз. 18 ч. 1 ст.

77 Закона о банкротстве к обязанностям управляющего отнесена подача иска о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя должника-юрлица и (или) иных виновных в банкротстве должника лиц, такая обязанность возникает не во всех без исключения случаях, а только при наличии для того оснований.

Читайте также:  Залоговый кредитор и его права на различных этапах проведения процедуры банкротства

Так, антикризисным управляющим было составлено ходатайство об отсутствии оснований для привлечения учредителя должника, иного лица, в том числе руководителя, имеющих право давать обязательные для юрлица указания либо возможность иным образом определять его действия, к субсидиарной ответственности по долгам должника. Соответствующая позиция по этому вопросу была изложена в отчете по итогам ликвидационного производства, также управляющим даны соответствующие пояснения суду первой инстанции.

Данное ходатайство во исполнение определения экономического суда по делу о банкротстве рассмотрено на собрании кредиторов должника, в ходе которого было принято решение о его утверждении, а также об утверждении отчета управляющего по итогам ликвидационного производства.

Поскольку правомерность решения собрания кредиторов подлежит проверке судом в порядке ст. 54 Закона о банкротстве, несостоятельными были признаны и доводы кредитора о нарушениях норм процессуального права, выразившихся в отсутствии оценки его соответствующих доводов в обжалуемых судебных постановлениях.

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 30.06.2020 по делу N 222-14Б/2019/134А/616К.

Отметим, что объем выполнения мероприятий, предусмотренных планом ликвидации должника и законодательством, определяется в зависимости от наличия либо отсутствия на то оснований.

Так, как свидетельствует практика, в отчете по итогам ликвидационного производства управляющий указывает, в частности, о наличии (отсутствии) оснований для привлечения ответственных лиц должника к субсидиарной ответственности .

При рассмотрении вопроса о завершении ликвидационного производства суд не вправе давать оценку ни выводам управляющего, ни доводам лиц, участвующих в деле, по существу спора о привлечении к субсидиарной ответственности.

Кроме того, законодательством предусмотрено право кредиторов после завершения ликвидационного производства в течение 10 лет с момента возбуждения дела о банкротстве предъявлять иск о привлечении виновных лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника .

Читайте этот материал в ilex >>*
*по ссылке Вы попадете в платный контент сервиса ilex

Вс решил мягче реагировать на дела о субсидиарной ответственности банкиров

Верховный суд РФ (ВС) отказывается от жесткого подхода в делах о субсидиарной ответственности банкиров, пишет «Коммерсант».

ВС рассмотрел спор в рамках банкротства Гринфилдбанка, где Агентство по страхованию вкладов (АСВ) требовало привлечь 12 лиц — владельцев и топ-менеджеров должника — к субсидиарной ответственности.

Претензии АСВ сводились к совершению ряда убыточных сделок в сентябре 2015 года (выдача займов «дружественным» банкам с признаками банкротства, покупка неликвидных векселей и прав требования к техническим заемщикам, выдача заведомо невозвратных кредитов) на сумму около 1,5 млрд рублей, которые привели к несостоятельности банка.

Суды установили, что после перехода в 2015 году Гринфилдбанка к новым собственникам он вошел в «неформальную банковскую группу», возглавляемую Магомедом Мухиевым и Михаилом Янчуком, которая проводила «агрессивную политику привлечения средств населения» под завышенные ставки с их последующим «размещением в активы низкого качества». Однако привлечь к субсидиарной ответственности удалось только Мухиева и Янчука как фактических бенефициаров, а также предправления Санала Пахомкина и его заместителя Александра Гуля. Спор с остальными ответчиками направили на новое рассмотрение.

В октябре 2020 года Арбитражный суд Москвы привлек к ответственности на 6 млрд рублей (сумма непогашенных требований) еще четырех членов правления и трех членов совета директоров Гринфилдбанка. По мнению суда, они одобрили убыточные сделки.

Апелляция отменила решение, пояснив, что выгодоприобретателями сделок выступали Мухиев и Янчук, а их заключение инициировал Александр Гуль. Рядовые члены правления и совета директоров были «формальными сотрудниками» и «не могли оказывать влияние на принятие решений».

Однако кассация поддержала решение первой инстанции.

Ответчики пожаловались в ВС, настаивая, что не одобряли спорные сделки, а выписки из протоколов заседаний — фальшивые. Дело было передано в экономколлегию, которая поддержала решение апелляции.

ВС признал, что кассация применила «недопустимый» обвинительный уклон, положив в основу своих выводов «не подтвержденные конкретными фактами подозрения».

Но закон не презюмирует вину контролирующего должника лица (КДЛ), и для привлечения к ответственности «необходимо привести ясные и убедительные доказательства такой вины».

По мнению ВС, привлечь можно лишь тех, чьи действия «непосредственно привели к банкротству», а убыточность сделок не служит «безусловным подтверждением» оснований для ответственности.

Тот факт, что лица занимали одну и ту же должность в банке, не означает, что они одинаково виноваты. Если ответчик ссылается на то, что действовал разумно и добросовестно, истец должен это опровергнуть.

Простое одобрение сделки членом коллегиального органа управления еще не говорит о соучастии в выводе активов, уточнил ВС, а здесь даже одобрение не подтверждено.

По мнению юриста РКТ Анжелики Макаровой, позиция коллегии стала «логическим продолжением» решения по банку «Балтика» и подтверждает, что «ВС окончательно взял курс на уход от обвинительного уклона в делах о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности». Советник коллегии адвокатов А1 Сергей Демкин тоже считает это «коррекцией судебной практики» по субсидиарке в сторону смягчения: «В целом это положительный сигнал нижестоящим судам и рынку».

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *