Как взыскать текущие платежи при банкротстве юрлица? Очередность, порядок действий, необходимые документы

Предприниматель не получил оплаты за услуги, которые оказал своему контрагенту уже после того, как в отношении него возбудили дело о банкротстве. Но суды не стали рассматривать иск: они посчитали, что вместо подачи отдельного иска коммерсант должен был заявить требование в рамках банкротных процедур. ВС с этим не согласился.

В июле 2019 года кредиторы начали банкротить ООО «Тутта». В январе 2020-го АСГМ ввел в компании процедуру наблюдения.

Параллельно с этим «Тутта» исполняла договор, заключенный в марте 2019-го с предпринимателем Ваганом Назаряном. По его условиям ИП должен был предоставить услуги крана манипулятора вместе с водителем.

Первый акт по этому договору стороны подписали в ноябре, а последний 8 февраля 2020 года. То есть уже после введения наблюдения. Но оплаты Назарян не получил, поэтому потребовал деньги через суд.

Он обратился с отдельным иском и не стал заявлять требование в рамках дела о банкротстве (дело № А40-150774/2020).

Юрист Банкротство 2021: проблемы и перспективы

Суд первой инстанции оставил исковое заявление предпринимателя без рассмотрения, указав, что заявленные требования подлежали рассмотрению в деле о банкротстве общества.

АСГМ объяснил, что задолженность, взыскания которой добивается истец, не относится к текущим платежам, поскольку возникла в период 2019 года, а иск был подан в августе 2020-го — то есть после введения наблюдения.

Апелляционный и окружной суды поддержали эту позицию.

Назарян обратился с жалобой в Верховный суд. Он настаивает: под текущими платежами понимаются денежные обязательства, возникшие после даты принятия заявления о признании должника банкротом. А требования кредиторов по текущим платежам не подлежат включению в реестр требований кредиторов. 

По мнению предпринимателя, в этом споре для квалификации требований в качестве текущих судам необходимо было определить, в какую дату предприниматель оказал обществу услуги, а это произошло уже после возбуждения банкротного дела. 

Определяющее значение для квалификации задолженности как текущей имеет дата возбуждения дела о банкротстве, а не дата введения процедуры наблюдения, отмечает предприниматель.

Экономколлегия проверила доводы жалобы, отменила решения нижестоящих судов и направила спор на новое рассмотрение.

  • Банкротство
  • Верховный суд РФ
  • Экономколлегия ВС

«Дамоклов меч» арбитражного управляющего // Разбор судебной практики по отступлению от очередности погашения текущих платежей

Российский закон о банкротстве в части очередности удовлетворения текущих требований построен по жесткой модели, согласно которой законодателем предпринята попытка ex ante урегулировать очередность погашения текущих требований и регламентировать, какие расходы в рамках процедуры банкротства должны погашаться ранее, а какие позднее. Эта идея реализована в п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве, где установлены пять очередей удовлетворения требований кредиторов по текущих платежам. Причём по логике законодателя отступление от заданной очередности арбитражным управляющим не допускается под угрозой возмещения им убытков. Такое решение нетипично для зарубежных правопорядков, и, по-видимому, отказ зарубежных правопорядков от попытки заранее строго регламентировать очередность погашения текущих требований имеет веские политико-правовые обоснования.

  • СТАНДАРТ ПОВЕДЕНИЯ АРБИТРАЖНОГО УПРАВЛЯЮЩЕГО: EX ANTE / EX POST
  • Любая правовая норма может содержать в себе как конкретное предписание (правило), так и абстрактный стандарт поведения. Извечная проблема законодателя – это поиск баланса между двумя этими моделями правового регулирования:
  • 1) строгой и детальной регламентации правоотношений, достоинством которой является определенность и стабильность оборота, ex ante предупреждение злоупотреблений, но основным недостатком которой является сковывание частной инициативы и недостаточная гибкость и адаптивность к обстоятельствам конкретного дела,

2) регулирование правоотношений через оценочные критерии (разумность, добросовестность и т.п.

), при которой законодатель регулирует поведение участников оборота через абстрактный стандарт поведения, а борьба со злоупотреблениями происходит ex post.

Причем, если в первом случае, основная роль в регулировании отводится законодателю, то во втором случае «заполнение» этих абстрактных стандартов конкретными нормативными предписаниями возлагается на суды.

Сфера корпоративного управления – это во многом та сфера, где, как воздух, необходимо обеспечить гибкость регулирования и предоставление свободы частной инициативы, а попытка заранее предусмотреть перечень конкретных прав и обязанностей директора юридического лица обречена на провал.

Именно поэтому нет ни одного развитого правопорядка, в котором стандарт поведения директора юридического лица описывался бы не через оценочные критерии фидуциарных обязанностей действовать разумно (duty of care) и добросовестно (duty of loyalty) в интересах юридического лица, а через некую матрицу дозволенных и запрещённых действий. Сложно себе представить, чтобы перед директором, задачей которого является «делать бизнес» — управление корпорацией и максимизация прибыли -, жестко регламентировалось, какие действия можно совершать, а какие — нет, в том числе, какие расходы он обязан нести в первую очередь, а какие – в последнюю.

Видится, что та же логика mutatis mutandis должна распространяться и к регулированию деятельности арбитражного управляющего. Для того, чтобы понять схожесть статуса арбитражного управляющего с директором юридического лица, необходимо обратиться к доктрине конкурсного контроля.  Согласно данной доктрине банкротство – это переход контроля над имуществом корпорации от участников к кредиторам.

Поясним подробнее: в обычной ситуации право контроля над корпорацией принадлежит его участникам, которые вложили свои средства в уставный капитал юридического лица.

Правопорядок наделяет участников правом назначать своего директора (представителя юридического лица), принимать на общем собрании участников ключевые решения, одобрять сделки, влияющие на юридическую судьбу корпорации (крупные сделки) и сделки с заинтересованностью и т.д.

Но в ситуации материального банкротства юридического лица, когда общество становится не способным расплатиться по своим долгам, участники, по вине или «несчастию» которых общество стало несостоятельным, отодвигаются «на второй план», а конкурсный контроль над обществом переходит к внешним кредиторам, которые оказали кредит должнику, но не получили встречного предоставления.

Именно поэтому в процедуре конкурсного производства, когда судом окончательно установлена несостоятельность должника, полномочия директора (как представителя, назначенного участниками общества) прекращаются, и в качестве представителя должника (конкурсной массы) назначается конкурсный управляющий, избираемый по инициативе кредиторов.

Интересно, что по аналогии с фидуциарными обязанностями директора перед обществом и его участниками (ст. 53 ГК РФ) Закон о банкротстве в п. 4 ст. 20.

3 устанавливает фидуциарные обязанности арбитражного управляющего перед должником и его кредиторами действовать разумно и добросовестно в их интересах.

То есть, сам законодатель подчеркивает схожую правовую природу деятельности директора юридического лица и арбитражного управляющего.

Получается, что арбитражный управляющий, как и директор, это тот же представитель юридического лица, но на терминальной стадии жизни корпорации.

В отличие от директора основная задача арбитражного управляющего – это не «игра в бизнес», а максимальное пополнение конкурсной массы и наиболее справедливое распределение вырученных средств среди кредиторов (pro rata).

Однако, как и директор, арбитражный управляющий вынужден управлять имуществом должника, нести расходы (иногда – непредвидимые) при осуществлении должником хозяйственной деятельности, поэтому попытка законодателя вместить стандарт поведения арбитражного управляющего при удовлетворении текущих платежей в «проскрутово ложе» пункта 2 статьи 134 Закона о банкротстве заранее обречена на провал, так как не учитывает сложившийся опыт регулирования стандарта поведения директора.

Так, нам известен пример, когда в отношении завода строительных материалов было возбуждено дело о банкротстве.

Процедура наблюдения была введена судом через год после подачи заявления о признании должника банкротом, и за это время текущие требования работников (2 очередь) и задолженность по НДФЛ (2 очередь) достигли 50 млн. руб.

, при том, что конкурсной массы изначально не хватало даже на погашение второй очереди текущих требований, не говоря уже про остальные очереди текущих требований.

При этом в качестве minimum minimorum арбитражному управляющему необходимо понести расходы на охрану имущественного комплекса должника (3 очередь текущих требований), его оценку, понести эксплуатационные расходы (коммунальные платежи, тепло, свет) для обеспечения сохранности имущества должника (4 очередь текущих требований), привлечь для своей работы специалистов: бухгалтера, юриста и т.п. (3 очередь текущих требований).

Возможны случаи, когда фидуциарная обязанность арбитражного управляющего действовать разумно и добросовестно в интересах должника и его кредиторов будет противоречить той очередности, которая установлена в п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве.

Представим, что у того же завода строительных материалов «прохудилась» крыша и с каждым днем всё сильнее затапливает помещения завода, где стоит оборудование, станки, мебель. Непринятие скорейших мер по ремонту крыши грозит тем, что в ближайшее время вся конкурсная масса должника будет уничтожена.

Перед арбитражным управляющим возникает дилемма – привлечь подрядчика для ремонта крыши (5 очередь), нарушив тем самым очередность погашения текущих требований, установленную п. 2 ст. 134 или же, действуя в строгом соответствии с буквой Закона о банкротстве, погасить задолженность перед бюджетом (2 очередь).

Причем этот «дамоклов меч» в обоих случаях сулит арбитражном управляющему убытками: в первом случае за непринятие мер к «спасению конкурсной массы», во втором – за несоблюдение очередности, установленной п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве.

ОТСТУПЛЕНИЕ ОТ ОЧЕРЕДНОСТИ: ПОЗИЦИЯ ВЫСШИХ СУДОВ

Осознавая, неудовлетворительность правила, закрепленного в п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве, Высший Арбитражный Суд РФ в п. 40.1 постановления Пленума ВАС РФ № 60, по сути, contra legem истолковал п. 2 ст.

134 Закона о банкротстве, указав, что, «учитывая обязанность арбитражного управляющего действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества, суд вправе признать законным отступление управляющим от очередности, предусмотренной в пункте 2 статьи 134 Закона о банкротстве, если это необходимо исходя из целей соответствующей процедуры банкротства, в том числе для недопущения гибели или порчи имущества должника либо предотвращения увольнения работников должника по их инициативе».

Верховный Суд РФ в Определении от 21.10.2019 г. № 305-ЭС19-9863 (дело общества «Реставрационный проект») поддержал подход Высшего Арбитражного Суда РФ о телеологическом толковании п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве. В этом деле кредиторы обратились в суд с жалобой на действия конкурсного управляющего, который в нарушение п. 2 ст.

134 Закона о банкротстве произвел погашение текущего требования охранной организации вместо погашения задолженности по выплате заработной платы (вторая очередь).

Отступление от очередности было обусловлено тем, что ООО «Реставрационный проект» (должник) строило корпус для начальных классов на территории действующей школы, вблизи школы был установлен строительный кран. Охрану стройплощадки осуществляла специализированная охранная организация.

Читайте также:  Калькулятор расчета сроков запроса котировок по 44 фз в электронной форме и таблица с пояснениями

Охранная организация потребовала от конкурсного управляющего оплаты задолженности, а при неоплате предупредила о снятии постов охраны с объекта , что могло бы привести к угрозе для безопасности школьников.

Конкурсный управляющий был вынужден отступить от очередности и погасить задолженность перед охранной организацией, а также привлечь для демонтажа крана подрядчика, также заплатив ему в отступление от установленной п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве очередности. Суды трех инстанций признали действия конкурсного управляющего незаконными, не увидев оснований для отступления от очередности погашения текущих платежей.

Отменяя акты судов нижестоящих инстанций, Верховный Суд РФ указал, что «если доводы конкурного управляющего о возникновении реальной угрозы безопасности школьников соответствовали действительности, любой разумный менеджер, на которого возложены полномочия руководителя строительной организации, осуществил бы в приоритетном порядке платежи в пользу охранного предприятия и подрядчика». Таким образом, ВС РФ указал, что разумность и хозяйственная целесообразность превыше буквы закона. Как видим, Верховный Суд РФ для обоснования законности отступления от очередности погашения текущих платежей, установленной Законом о банкротсве, использует стандарт «разумности» поведения арбитражного управляющего при отступлении от очередности. Логику Верховного Суда РФ следует поддержать — если строгое право (stricti iuris) входит в конфликт с некими абстрактными стандартами или принципами (разумность, добросовестность, справедливость) применительно к конкретным обстоятельствам спора, то строгое право должно отступить.

О сохранении в силе разъяснений п. 40.1 постановления Пленума ВАС РФ № 60, указано также в ответе на вопрос № 2 Обзора судебной практики ВС РФ N 3 (2017).

Однако в целом ряде других определений Верховный Суд РФ «задирает» стандарт для отступления от очередности, предусмотренной п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве, что называется, «до небес», возлагая на арбитражного управляющего бремя доказывания «наличия экстраординарных

Как оспариваются текущие платежи в делах о банкротстве: особенности процедуры

jpg» alt=»Особенности оспаривания текущих платежей в деле о банкротстве» class=»news-detail__img-img»>

В процессе банкротства управляющий и кредиторы могут оспорить не только сделки, совершенные должником до момента начала процесса, но и текущие платежи.

При этом отмена последних допустима только в строго оговоренных случаях. Все эти моменты регулируются ФЗ «О банкротстве», и по ним давались разъяснения ВС РФ. Но до сих пор возникают споры об отмене текущих платежей, и решения по ним принимаются не всегда однозначные. Рассмотрим основные особенности таких процессов.

Что такое текущие платежи

В ФЗ № 127-ФЗ от 26.10.2002 года дается полное толкование понятия «текущие платежи». В частности, закон относит к ним следующие категории денежных обязательств, возникшие после принятия заявления о несостоятельности:

  • зарплаты и выходные пособия сотрудников;
  • налоги, пошлины и страховые взносы;
  • другие обязательные выплаты.

Кроме того, к текущим относят и обязательства по оплате услуг, товаров, возникшие с момента начала производства по делу. 

Чем текущие платежи отличаются от других

Главное отличие текущих платежей от всех других обязательств должника в том, что они не включаются в реестр кредиторов. Вместо этого закон предлагает их удовлетворять в ходе банкротства по правилам п. 1 ст. 134 ФЗ № 127-ФЗ от 26.10.2002 года.

Фактически для кредитора это означает, что все расходы заемщика на ведение деятельности после начала процедуры признания его несостоятельным должны быть удовлетворены вне очереди.

При этом на оплату используются средства конкурсной массы. В большинстве случаев получить такую задолженность в отличие от остальной более реально.

Неудивительно, что кредиторы часто хотят отнести долги именно к этой категории.

По правилам оплата всех операционных расходов происходит в следующем порядке:

  • сначала оплачиваются судебные расходы на процедуру признания должника несостоятельным, а также вознаграждение управляющему;
  • вторыми по очереди удовлетворяют требования работников, в т. ч. бывших;
  • в третью очередь попадают выплаты лицам, привлеченным управляющим;
  • в четвертую очередь средства используются для оплаты эксплуатационных расходов;
  • в пятую производятся выплаты всем остальным кредиторам.

В каждую очередь могут попасть требования разных кредиторов, в этом случае они будут погашаться в соответствии с датами наступления соответствующих обстоятельств. Например, платеж за май должен быть совершен раньше, чем оплата за июнь.

В банкротстве физических лиц сложилась аналогичная ситуация. В нем также осуществляются выплаты по текущим обязательствам вне очереди.

Возможно ли оспаривание текущих платежей

Текущие расчетные операции по существу являются обычными сделками. Они могут оспариваться в судебном порядке. Инициатором при этом может выступать как управляющий, так и кредиторы. Но конечное решение всегда остается за судебными органами.

При этом все вопросы относительно отмены операций решаются в строгом соответствии с законом. Они могут быть аннулированы только при наличии соответствующих обстоятельств. 

В каких случаях оплата подлежит отмене

Законодательство допускает оспаривание только определенных категорий сделок. В частности, это возможно в отношении следующих категорий операций:

  • Направленные на исполнение обязательств, возникших до начала банкротства. Например, нельзя считать текущей операцию выплаты задолженности за коммуналку, возникшей в прошлом году.
  • Сделки, в которых одному кредитору оказано предпочтение. Например, если имело несколько равнозначных долгов, а погашен был только один из них, в то время как другие лица ничего не получили.
  • Может повлиять на очередность исполнения. Например, другие обязательства, возникшие раньше по какой-то причине, оказались передвинуты в очереди. 
  • Операция привела к удовлетворению требований, срок исполнения которых не наступил. При этом должно выполняться дополнительное условие – наличие обязательств перед другими лицами, срок исполнения которых уже наступил.

Отнесение операции к одной из перечисленных категорий еще не означает, что она должна быть автоматически аннулирована. Вполне возможна ситуация, когда она будет признана допустимой и соответствующей закону.

Сроки оспаривания платежей

По общему правилу оспорить сделку по оплате операционных расходов возможно, если она совершена после принятия заявления или за месяц до этой даты. Такой подход должен защитить кредиторов, которые получают оплаты от клиентов и не могут оценить их финансовое положение.

Например, заявление судом принято 1 июня, таким образом, расчетные операции за период с 1 мая вполне могут попытаться оспорить. При этом значение имеет не дата фактического расчета, а именно момент возникновения обязательств.

Законом предусмотрена возможность оспорить сделки, совершенные и в пределах полугода до принятия судом заявления о банкротстве. Но только при наличии следующих обстоятельств:

  • операцией исполнены обязательства, возникшие до принятия судом заявления;
  • сделка повлияла на очередность удовлетворения требований по долгам, возникшим раньше нее;
  • кредитор был в курсе финансовых проблем должника и его неплатежеспособности.

При этом закон устанавливает, что если иное не доказано, то заинтересованное лицо по умолчанию знало о признаках банкротства у должника. 

Как происходит оспаривание текущих расходов

Недействительной текущая расчетная операция, как и любая другая сделка, может быть признана арбитражным судом. Чаще всего инициатором рассмотрения этого вопроса становятся кредиторы, но в отдельных случаях им может, а иногда и обязан выступать управляющий. Последний должен проверить все сделки должника и, если они ему покажутся подозрительными, попытаться их оспорить.

После поступления заявления суд проверяет его, принимает к рассмотрению и назначает дату судебного заседания. Всем сторонам дела предлагается представить доказательства, а должнику нужно также составить отзыв на заявление.

При рассмотрении вопроса об оспоримости сделки может проводиться как одно, так и несколько заседаний. Решение по вопросу во многом зависит от обоснованности позиции каждой из сторон, наличия соответствующих документов и т. д.

Сторонам рекомендуется заранее готовиться к участию в процессе.

Когда все стороны выслушаны, суд принимает решение о том, признавать сделку недействительной или нет. Если оно не устроит кого-то из участников процесса, можно всегда подать жалобу в вышестоящие инстанции.

Последствия признания операции недействительной

Если суд признал расчетную операцию недействительной, всё переданное имущество и деньги должны быть возвращены в конкурсную массу. При этом если передавались не денежные средства, и собственности уже нет, должна быть возвращена ее действительная стоимость на момент передачи, а также компенсированы все убытки.

Фактически средства в конкурсную массу должен вернуть кредитор, чьи требования были удовлетворены с нарушением закона. При этом он приобретает возможность взыскания этих денег с должника. Расчеты с таким кредитором могут происходить по-разному:

  • Если отменена сделка, проведенная после начала процедуры или за месяц до принятия заявления, требования кредитора будут удовлетворяться в общем порядке. Требования включают в реестр, и выплаты управляющий проводит в порядке очереди.
  • Если отменена операция на основании п. 3 ст. 61.3 ФЗ № 127-ФЗ от 26.10.2002, кредитор сможет рассчитывать на выплаты только после расчетов с третьей очередью кредиторов. Для большинства случаев это означает, что получить возврат средств будет практически нереально. К моменту выплат третьей очереди кредиторов у большинства должников уже ничего не остается.

Все последствия признания сделки недействительной описаны в ст. 61.6. ФЗ № 127-ФЗ от 26.10.2002. В ней же приводится порядок расчета с такими кредиторами.

Когда платеж не могут отменить 

Закон не допускает оспаривать некоторые типы сделок. В частности, в соответствии с п. 2 ст. 61.4 это относится к операциям, соответствующим следующим критериям:

  • Сумма не превышает 1 % от балансовой стоимости активов должника, указанных в бухгалтерской отчетности за последний период.
  • Аналогичные сделки совершаются в обычной хозяйственной деятельности должника.

При этом нужно учитывать, что все сделки считаются совершенными в обычной хозяйственной деятельности, пока не доказано иное. Фактически это значит, что для оспаривания небольшой операции кредитору придется доказывать, что она имела нетипичный характер. Однако, если у кредитора, с которым проведены расчеты, имелись сведения о проблемах должника, подобную сделку всё же могут оспорить.

Банкротство – достаточно сложная процедура, требующая учета множества тонкостей и нюансов. Самостоятельно пройти через нее достаточно сложно, а последствия при отсутствии опыта будут непредсказуемыми. Лучше лишний раз не рисковать, а сразу обращаться за помощью к профессиональным юристам.

Читайте также:  Принадлежность к виду юридического лица в госзакупках по 223-фз: как ооо зарегистрироваться в еис?

Вс напомнил порядок оспаривания текущих платежей банкрота и взыскания средств с его контрагентов

4 марта Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 305-ЭС20-5112 (8) по делу № А40-167953/2016 о взыскании с ЧОПа оплаты охранных услуг в пользу их заказчика-банкрота по заявлению конкурсного управляющего.

В феврале 2015 г. АО «Инженерный центр ЕЭС» заключило договор возмездного оказания услуг по охране имущества с ООО «Частное охранное предприятие “Щит и меч”». 26 августа 2016 г.

в отношении АО было возбуждено дело о банкротстве, уже после этого оно перевело ЧОПу около 802,4 тыс. руб. в качестве погашения задолженности за услуги: 23 сентября 2016 г. было проведено три платежа по 170 тыс. руб. за июнь, июль и август, а 28 июля 2017 г.

– еще 292,5 тыс. руб. за сентябрь–октябрь 2016 г. во исполнение решения суда по делу № А40-36893/2017.

Впоследствии конкурсный управляющий «Инженерного центра ЕЭС» оспорил в суде операции по погашению задолженности перед ЧОПом. Свои требования он обосновал тем, что платежи привели к предпочтительному удовлетворению требований охранного предприятия как кредитора.

Суд удовлетворил требования конкурсного управляющего частично, признав недействительными две платежные операции от 23 сентября 2016 г. на общую сумму в 340 тыс. руб. и платеж от 28 июля 2017 г. по исполнительному листу. К данным операциям были применены последствия недействительности в виде взыскания с ЧОПа в пользу АО. Апелляция и кассация поддержали решение.

При этом суды исходили из того, что платежи в счет оплаты услуг за июнь–июль 2016 г. на основании исполнительного листа были совершены должником после принятия судом к производству заявления о признании его банкротом при наличии неисполненных обязательств перед иными кредиторами.

Таким образом, требования ЧОПа, подлежащие включению в реестр требований кредиторов должника, были погашены преимущественно по сравнению с требованиями других кредиторов. Кроме того, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для применения положений п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве к спорным платежам.

В свою очередь, платеж в счет оплаты услуг за август 2016 г. суды признали относящимся к погашению текущего обязательства.

Рассмотрев кассационную жалобу ЧОП «Щит и меч», Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отметила, что судебные акты нижестоящих инстанций не обжалуются участниками спора в части отказа в признании недействительным платежа от 23 сентября 2016 г. на сумму 170 тыс. руб.

за услуги, оказанные в августе того же года, поэтому их законность в этой части не проверяется. При этом Коллегия сочла правильными выводы судов по требованиям конкурсного управляющего о признании недействительными платежей, совершенных в счет оплаты услуг за июнь–июль 2016 г.

Как пояснил Суд, расчетная операция, совершенная должником в отношении отдельного кредитора после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана недействительной, если она повлекла за собой оказание предпочтения кредитору –получателю средств по отношению к другим кредиторам. При этом для признания такой операции недействительной достаточно обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве, наличия же иных обстоятельств, предусмотренных п. 3 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

«Отступление от приведенных правил предусмотрено п. 2 ст. 61.

4 Закона о банкротстве, которым исключена возможность признания недействительными сделок (действий), повлекших предпочтительное удовлетворение требований кредиторов, если они совершены в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником (при условии соответствия цены сделки (операции) пороговому значению, установленному данной нормой), – напомнил ВС. – В рассматриваемом случае судами первой и апелляционной инстанций установлено, что расчетные операции за оказанные в июне–июле 2016 г. услуги совершены после возбуждения дела о банкротстве центра. В этой части расчеты с обществом произведены в ситуации неисполнения обязательств перед иными кредиторами той же и приоритетных очередностей удовлетворения, чьи требования остались непогашенными, т.е. общество получило исполнение в большем размере по сравнению с тем, на что оно могло рассчитывать в случае проведения с ним расчетов в порядке, установленном законодательством о несостоятельности».

Он добавил, что нижестоящие суды обоснованно установили, что спорные перечисления не отвечают признакам платежей, совершенных в процессе обычной хозяйственной деятельности, при этом доводы ЧОПа о пропуске конкурсным управляющим срока исковой давности были предметом проверки суда округа.

Из материалов дела не усматривается, что охранное предприятия заявило о применении исковой давности до вынесения судом первой инстанции определения по существу спора.

При таких обстоятельствах судами обоснованно признаны недействительными платежи, совершенные в счет оплаты услуг за июнь–июль 2016 г.

Касательно платежа от 28 июля 2017 г. на сумму в 292,5 тыс. руб. ВС указал, что нижестоящие суды не учли, что данным платежом была погашена задолженность, взысканная судом. В силу положения Закона о банкротстве и разъяснений п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г.

№ 63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве» требование общества об оплате услуг, оказанных в сентябре–октябре 2016 г.

(после возбуждения дела о банкротстве центра), во исполнение договора, заключенного до дня принятия заявления о признании центра банкротом, подлежало квалификации как текущее.

При разрешении спора в этой части, как пояснил Верховный Суд, судам следовало принять во внимание разъяснения, приведенные в п.

13 Постановления № 63, по смыслу которых текущие операции могут быть признаны недействительными при наличии совокупности обстоятельств.

К ним относятся осведомленность кредитора о нарушении принятым им исполнением очередности совершения текущих платежей и недостаточность конкурсной массы для удовлетворения текущих платежей, имевших приоритет над погашенным.

«Оспаривающий текущие операции конкурсный управляющий должен был представить конкретные доказательства недобросовестности общества, в частности подтвердить, что оно имело доступ к реестру текущих обязательств или иным документам, которые содержали информацию об очередности проведения расчетов по текущим платежам. Суды констатировали отсутствие в материалах дела такого рода доказательств, в связи с чем отказали в признании недействительным платежа на сумму 170 тыс. руб. (оплата текущих услуг за август 2016 г.). Управляющим не представлялись такого рода доказательства и применительно к требованию об оспаривании текущего платежа на сумму 292,5 тыс. руб. за услуги, оказанные позднее – в сентябре и октябре 2016 г. Поэтому у судов не имелось оснований для признания недействительной названной расчетной операции», – отмечено в определении Суда.

Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих судов в части признания недействительным безналичного платежа от 28 июля 2017 г.

Арбитражный управляющий, член Ассоциации «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» Алексей Леонов заметил, что ВС исправил очевидную судебную ошибку при квалификации платежей в качестве текущих для целей оспаривания сделок должника. «Приняв во внимание разъяснения п.

13 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63, нижестоящие суды отказали в признании недействительным текущего платежа за охранные услуги в августе 2016 г. Однако далее суды проявили непоследовательность и признали недействительной оплату тех же услуг, оказанных за последующий период (в сентябре–октябре 2016 г.

), что и потребовало вмешательства высшей судебной инстанции», – пояснил он.

По словам эксперта, ВС акцентирует внимание нижестоящих судов и практикующих в сфере банкротства юристов на вопросе о важности правильного отграничения текущих платежей и последовательного применения к ним соответствующих специальных правовых позиций о необходимости доказывания осведомленности контрагента о неплатежеспособности должника при оспаривании соответствующих сделок.

Адвокат АП г. Москвы Вячеслав Голенев назвал актуальными, хотя и не явными исследуемые в определении ВС РФ вопросы. «Каковыми являются совершенные уже в период банкротной процедуры платежи – текущими или изначально подозрительными? Позиция ВС представляется верной, так как Постановление Пленума ВАС № 63 уже содержит разъяснение на сей счет.

Поддерживая ВС в разрешении конкретного дела, хочу поставить вопрос о явной несправедливости правового регулирования оснований недействительности сделок и платежей, совершенных в период за месяц до подачи заявления о признании должника банкротом, а также платежей и сделок, совершенных после открытия дела о банкротстве и квалификации их как текущих платежей», – отметил он.

По словам эксперта, проблема заключается в том, что контрагенту должника, который получил представление (исполнение) после возбуждения дела о банкротстве как текущий платеж, позволительно доказывать свою добросовестность (неосведомленность) о платеже, на что указывает и Верховный Суд. «Однако такому же контрагенту, получившему платеж в течение месяца до возбуждения дела о банкротстве, такая же возможность непозволительна. Полагаю, что этот вопрос может быть разрешен только в случае соответствующих поправок в Закон о банкротстве», – резюмировал Вячеслав Голенев.

Как правильно включить свои требования в реестр требований кредиторов — Стороженко и Партнеры

Чтобы получилось взыскать старые долги с предприятия, находящегося уже на стадии банкротства, важно следовать законной процедуре внесения требований по невыполненным обязательствам  в реестр требований кредиторов.

Если ситуация такова, что это не сделано вовремя или заявление оформлено неправильно, несвоевременно, то существует  риск так и не получить положенной денежной суммы. Итак, рассмотрим, что такое реестр требований, какие сведения в него вносятся, кто и как это делает, порядок оформления заявления и взыскания самой задолженности.

И что, по сути, дает этот реестр, помогает ли вернуть долг с банкротящегося контрагента.

Что такое реестр кредиторов, и почему кредитору важно в него попасть

Реестр требований, в котором отображаются все долги фирмы. Он является документом, имеющим юридическую силу для законного выполнения требований в пользу кредиторов должником. Практика ведения реестра кредиторов не нова, и успешно используется в разных странах.

По своей форме и сути – это список всех долгов, которые имеет банкротящееся юридическое лицо, и, которые не смог самостоятельно выполнить в установленные в договоре сроки. Из-за чего, и инициирована процедура банкротства. Удовлетворение требований кредитороввыполняется по предусмотренной очередности.

Читайте также:  Порядок заполнения поля 107 в налоговой платежке по НДФЛ: изменения для 2019 года

Такие данные как сумма и очередность требований также фиксируются в реестре.

В реестровом документе по делу банкрота отображается информация о самом кредиторе, наличии подтвержденных обязательств со стороны предприятия. Если отсутствует фиксация в реестре долга, то возможность в будущем вернуть просроченную задолженность, у такого кредитора ничтожно малы.

Он не может претендовать  и на компенсацию убытков, если эта сумма не зафиксирована в реестре.

Вот почему включение в реестр требований кредиторов – обязательная процедура для получения кредитором невыполненного финансового обязательства от банкротящегося юридического лица.

Правила подачи заявки в реестр кредиторов

Чтобы зафиксировать сведения о долге в реестре, следует выполнить определенные требования, связанные с оформлением  и подачей заявления. Требования эти установлены процессуальным законодательством. Заявление о включении в реестр требований кредиторов может подать уполномоченный юридическим лицом кредитором представитель. Его полномочия должны быть удостоверены надлежащим образом.

Пакет документов – заявление и приложения, нужно направить в арбитражный суд. Есть основные требования к содержанию заявления кредитора. Так, в заявлении нужно указать полное наименование, адрес и реквизиты предприятия кредитора. Важно не забыть указать номер дела и наименования должника.

Права налогового органа при осуществлении процедур банкротства — Ассоциация Юристов России

Процедура банкротства подразумевает, что все кредиторы могут на равных правах заявить свои требования к должнику. Не имеет значения, какой статус присвоен каждому из кредиторов. Очевидно, что частные лица наделены определенными преимуществами. Так, работники должника и залоговые кредиторы поддерживают с будущим банкротом специфические трудовые отношения.

В связи с этим, они обладают преимуществами перед остальными взыскателями. Они получили гарантии исполнения должником своих обязательств еще до начала процедуры банкротства. Незначительными привилегиями обладает и банк.

Например, он имеет возможность инициировать процедуру банкротства должника, исключая предварительное обращение в суд для удовлетворения своих требований по взысканию той или иной суммы.

Ситуация в современном мире складывается таким образом, что банкротное законодательство остро нуждается в немедленном реформировании. Все чаще в обществе и в законодательных кругах возникают разговоры о том, что необходимо наделить налоговые органы расширенными полномочиями.

Налоговая инстанция нуждается в дополнительных гарантийных обязательствах и правах.

В том числе, налоговая инстанция нуждается в новых полномочиях в плане приоритетного права выбора арбитражного управляющего, в первоочередном удовлетворении требований, а также в плане признания налоговой инстанции залоговым кредитором.

Следует отметить, что налоговая инстанция и ранее обладала определенными привилегиями. Они вытекали и из существующего законодательства в плане банкротства, и из практики его применения в современных реалиях. Некоторые из преимуществ нуждаются в более детальном рассмотрении.

Важно понимать, что реализация тех преимуществ, которыми наделена налоговая инспекция, неизбежно оказывает влияние на права иных кредиторов, участвующих в процедуре банкротства.

Особое значение имеет тот момент, за счет каких инструментов ФНС сможет получить расширенные полномочия, и насколько это реально.

Последовательность при удовлетворении основных требований

К началу 2017 года Верховным Судом была установлена первоочередность удовлетворения отдельных фискальных требований. В частности, это коснулось отчислений в Пенсионный Фонд РФ и взыскания задолженности по НДФЛ.

Эти текущие требования были отнесены ко второй очереди текущих требований, а также ко второй реестровой очереди. Как это может сказаться на положении реестровых и так называемых «текущих» кредиторов? Самое важное, на что следует обратить внимание, это ощутимое уменьшение шансов взыскать задолженность как таковую.

Это особенно актуально для текущих кредиторов, которые были отнесены к четвертой и пятой очередям.

Кредиторам неприятен сам факт установления подобной очередности. ВС в своих разъяснениях ссылается на возможность применения специфических законодательных норм.

Иными словами, при взыскании задолженностей в пользу бюджета законодательство выбирает кратчайший путь, исключая необходимость проведения публичных дискуссий и прочих парламентских мероприятий. Этот случай нельзя рассматривать как исключение.

За счет формирования определенной практики, ФНС получают дополнительные привилегии от Верховного Суда.

Налоговые органы не испытывают сильного интереса к тем процедурам, где конкурсный управляющий предпринимает меры для погашения задолженностей перед кредиторами. Это негативно сказывается на положении взыскателей.

Ранее они могли извлечь определенную выгоду из очень активного поведения налоговой инспекции. Сегодня они лишены такой возможности. Жертвами сложившейся ситуации стали и арбитражные управляющие.

Некоторые из них не успели перенести соответствующие фискальные требования в первую очередь взыскания и применяли устаревший подход к взысканию задолженности.

Существует определенным образом сложившаяся практика Верховного Суда, которая и спровоцировала внесение изменений в присвоение приоритета тем или иным задолженностям. Более подробную информацию можно почерпнуть в обзоре Судебной практики ВС РФ, утвержденном Президиумом ВС РФ.

Оспаривание совершенных сделок

Одним из наиболее эффективных механизмов пополнения и расширения конкурсной массы по-прежнему остается оспаривание совершенных должником сделок по реализации принадлежащего ему имущества.

Арбитражный управляющий уделяет пристальное внимание всем сделкам, которые можно посчитать сомнительными. В случае признания таких сделок ничтожными, контрагент, участвовавшие в них, также обретают статус кредиторов и включаются в реестр требований.

Перед ними у должника также образуется долг, который необходимо погасить.

Учитывая этот нюанс, на законодательном уровне были внесены определенные дополнения и коррективы в пункт 4 статьи 61 пункт 4 Закона о Банкротстве. Теперь из общего правила предусматривается несколько исключений.

Например, не подлежат оспариванию отчисления налогоплательщика в бюджет, поскольку они являются приоритетными. Это касается именно ординарных платежей. Это означает, что подобные платежи не были предусмотрены актуальными законодательными нормами.

Оспариванию платежи не подлежат исключительно в тех случаях, когда налоговая инспекция не была осведомлена о наличии обязательств, которые плательщик не исполнил перед кредиторами.

Это означает, что на законодательном уровне процесс возвращения излишне уплаченных в бюджет сумм несколько ограничен. Теперь прочие кредиторы лишены возможности удовлетворить свои требования за счет дополнительного источника.

Следует учесть и ту особенность, что доказать осведомленность налоговой инспекции о финансовых проблемах должника и наличии у него задолженностей практически невозможно.

Судебная инстанция не принимает в качестве доказательств отсылки к различным абстрактным документам и балансам. Доказательная база должна однозначно указывать на факт осведомленности ФНС о возникших у должника обстоятельствах.

Это означает, что бюджетные средства фактически обретают статус неприкосновенных. От этого неизбежно страдают прочие кредиторы, требования которых не будут удовлетворены в полном объеме.

Погашение налоговых задолженностей из доходов, полученных от аренды залогового имущества или реализации предмета залога

В 2014 году в статью 138 Закона о Банкротстве были внесены очередные коррективы. Расходы на реализацию и обеспечение сохранности предмета залога теперь могут быть погашены с денежных средств, вырученных с его продажи.

Прежде чем выручка будет распределена, происходит удовлетворение этих расходов. Такая позиция считается правомерной согласно пп 1,2 ст. 138 ЗоБ. Лишь после этого остаток средств может быть направлен кредитору.

Этот подход часто распространялся на доходы, полученные от предоставления предмета залога в аренду. Это позволяло защитить имущественные права незалоговых кредиторов за счет перераспределения расходов в пользу залоговых кредиторов.

Тем не менее, на законодательном уровне не было зафиксировано понятие подобных расходов. Это порождало серьезные разногласия в трактовке понятия.

Оперируя указанной нормой, в короткие сроки ФНС стала относить к подобным расходам те, которые связаны с обеспечением сохранности имущества, переданного кредитору в качестве залога. В эту категорию попали и налоговые платежи: земельный и имущественный налоги, НДС.

Существующая судебная практика до последнего времени категорически не позволяла погашать налоговые задолженности в приоритетном порядке согласно п.6 ст. 138 ЗоБ. Иными словами, это не должно было ущемлять положение залоговых кредиторов.

Тем не менее, в прошлом году Верховный Суд изменил свою позицию в рассматриваемом вопросе. В октябре 2020 года было опубликовано Определение №305-ЭС20-10152.

Согласно ему, НДС, который является составной частью арендной платы при предоставлении залогового имущества в аренду имеет отношение к расходам, сопряженным с его реализацией. Это означает, что подобная задолженность должна быть устранена в первоочередном порядке.

В марте 2021 года аналогичный вопрос был поднят относительно взыскания имущественного налога и земельного налога. Эта информация находит отражение в Определении от 01.03.2021 №305-ЭС20-20287.

У многих аналитиков закономерно возникают подозрения касательно того, что вопрос по взысканию части налоговых задолженностей однозначно решен в пользу налогового органа. Это ущемляет права иных кредиторов. Накопленные налоги могут обретать весьма внушительную величину.

Пролонгирование периода на включение фискальных нормативов в реестр

Законодательные нормы в вопросах банкротства подразумевают, что кредитор может направить заявление о включении в общий реестр требований в течение двух календарных месяцев со дня инициирования определенного банкротного дела. Что касается налогового органа, то в данном случае этот срок существенно увеличен и достигает 8 месяцев.

Это позволяет наделить фискальные требования приоритетным статусом по сравнению с требованиями иных кредиторов. Налоговая инспекция может не торопиться с проведением необходимых проверок и чувствовать при этом себя достаточно уверенно.

Пролонгация сроков включения налоговой инспекции в перечень кредиторов приводит к довольно негативным последствиям. Достоверно определить величину и объемы существующих реестровых требований становится практически невозможно.

Кроме того, сама банкротная процедура становится более растянутой во времени.

Субсидиарная ответственность

Новые коррективы, внесенные в законодательные нормы в вопросах банкротства, посвящены ответственности контролирующих инстанций.

Если налоговые обязательства, которые имели место по причине недобросовестности налогоплательщика или его бенефициаров, составляют не менее 50% от всего объема выдвигаемых требований, то можно говорить о так называемом доведении до банкротства.

Если фискальные требования более чем на 50% заполняют третью очередь взыскания, то банкротство субъекта будет автоматически признано виной контролирующего органа.

При таком подходе прочие кредиторы не испытывают неудобств, но ФНС получает более внушительные шансы на удовлетворение своих требований.

все статьи

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *